Яхтинг в России



В. Конецкий, Рассказы
 


Наш кок Вася



Наш кок Вася
    После демобилизации из Военно-морских сил я работал в экспедиции по
перегону рыболовных судов на Дальний Восток через арктические моря. И вот
принимал однажды в должности капитана рыболовный сейнер на судостроительном
заводе в Петрозаводске.
    Был 1956 год. Неразбериха в экспедиции царила страшная. Дизельное
топливо, например, которое переправляло нам рыболовное министерство,
захватила себе Карело-Финская республика и отдала сельскому хозяйству: их
тракторам пахать было не на чем; теплое обмундирование доставали чуть ли не
в Одессе. Словом, то одно, то другое, то третье...
    Голова кругом идет, и очень ругаться хочется. А тут еще кока у нас нет,
и приходится водить команду несколько раз в день на берег, в столовую.
    Этим всем и воспользовался старший помощник, чтобы уговорить меня взять
в рейс коком того беспалого Ваську.
    - Кок, сами знаете, сегодня вещь дефицитная, - сказал мне старпом. -
Кока надо брать за жабру и тащить на пароход. А вы отказываетесь. Нельзя
таким разборчивым быть, товарищ капитан. Всякий дефицит всегда за жабру
хватать надо.
    Старпом у меня был хороший. Молодой, правда, и не очень грамотный, но
умение хватать вовремя развито в нем было чрезвычайно. Помню, когда мы уже
пришли в Беломорск, чиф (так на морском жаргоне зовут старшего помощника)
однажды ночью три автомобильных покрышки где-то стащил. Из таких покрышек
самые хорошие кранцы получаются, а кранцев на судне у нас недоставало.
    Заботливый был старпом. Тут ничего не скажешь. Ему за эту заботливость и
"мешок завязали" накрепко. Да еще грубоват был, на глотку очень сильный.
Матросы между собой звали старпома горлопаном.
    Вот он мне и сказал, что этого Ваську надо брать за жабру, пока другие
этого не сделали. Я объясняю Василию Михайловичу, что кок больно молодой и
никогда не плавал в море. К тому же уголовник - год в тюрьме просидел.
Совпадение у него еще такое нехорошее: на руке нет двух пальцев, а фамилия
Беспалов.
    Старпом ударил себя кулаком в грудь и говорит:
    - То, что Беспалов, это ничего. Его Васей зовут. Тезка он мой. А это
что-нибудь да значит. Мальчишка? Да. Против факта не попрешь. Но уже в три
геологические экспедиции съездил. Желание работать ну прямо-таки крупными
буквами у него на морде написано. Боевой, в общем, парень. А в тюрьму по
неопытности попал и молодости. В цирке был как-то. В первом ряду сидел. А на
манеже - тигры. У одного хвост из клетки высунулся и вот по опилкам
извивается. Вася за хвост ухватил, на руку его намотал и ждет: что дальше
будет? Тигр сперва удивился. Потом стал на свою укротительницу зубами
щелкать. А Вася все держит. Скандал получился. Васю за хулиганство и упекли
на годик. Интересный он парень. И характер в нем есть, как видите...
    Ну что тут скажешь? Действительно, симпатичный вроде парень.
    Вызвал я его к себе в каюту для обстоятельного разговора.
    Входит парнишка в замызганной спецовке, смущается, переступает рваными
ботинками и старается не смотреть мне в глаза.
    - Сколько у тебя, морской бродяга, классов? И какова твоя специальная
подготовка?
    - Да я еще не морской бродяга. Хочу только. А классов чуть меньше пяти.
    - Что ж так мало?
    - Не удалось у меня с учебой, - говорит. И впервые мне в глаза
посмотрел. Открытый взгляд, чистый. - Батьку, - говорит, - немцы убили.
Матка состарилась чего-то рано очень. И все болеет, болеет. Хворь из нее
вовсе не уходит лет десять, как война случилась. Сестренка зато у меня уже в
седьмой класс ходит. А я вот подрабатываю. Давно уже подрабатываю.
    Ну, я, как это начальству в таких случаях и положено, говорю, что ученье
- свет, а неученье - тьма, и надо всем учиться.
    Он сразу согласился, что это правильно, и стал просить:
    - Я учиться когда-нибудь буду. А пока вы меня на работу примите. Как
вернусь с вашего плавания, может, сразу куда-нибудь и учиться пойду - на
курсы какие нибудь. Возьмите меня. Возьмите в море.
    - Ну, а пальцы свои где оставил? - спрашиваю.
    Он вздохнул, потеребил вихры, потом махнул рукой: мол, была не была.
    - Проиграл, - говорит, - в карты.
    - Так-так. Это уже в колонии, что ли?
    - Там. Из-за фамилии. Чтобы в соответствие привести. Заставили урки.
    - Зачем же ты, Вася, тигра за хвост трогал? Нехорошо ведь это. Аморально
как-то.
    - Трудно мне вам рассказать, - говорит Вася. - Не умею я хорошо
рассказывать.
    - Нет, - требую, - сядь вот сюда на диванчик и объясни. Мне очень
интересно знать.
    Вася сел, расстегнул воротник. Я дал ему папироску.
    - Скучно мне тогда было как-то так, знаете. Скучно, товарищ капитан. Вот
и все.
    - Как так: все?
    - Ну, вернешься из экспедиции домой. А там все скучно так, кисло как-то.
Матка болеет. Ругает, что денег мало присылал, что непутевый я у нее
народился. Верка все клянчит чего-нибудь. Ребята-дружки поразъехались или
учатся. Отстал я от них, отвык. А учиться... ну не лезет ничего в башку,
товарищ капитан. И получается, будто кто окошко в комнате заколотил. Вот я
и... Получилось как-то так...
    - Все понятно, - говорю я. - А теперь отвечай мне честно. Значит, как
вышел ты из тюрьмы, тебя на прежнюю работу не взяли? Вот ты на северный
перегон и подался. Здесь, мол, всех берут, люди нужны. Так?
    - Так, товарищ капитан. Они - геологи мои - алмаз ищут. Секретное это
дело. И не берут меня. Морально я разложился, - так мне объяснили. А я хочу
путешествовать. Я с детства хочу путешествовать.
    - Готовить-то умеешь?
    - Умею я, товарищ капитан. Очень даже хорошо готовлю, - сказал Вася
быстро и убедительно. - И щи, и кашу, и лепешки.
    Вечером я стоял на палубе, глядел на онежские сумерки и думал о том, что
до отхода остается двое суток. Впереди длинные переходы, трудное плавание во
льдах, а дух у меня уже не тот, чтобы всему этому радоваться. Я и не
заметил, как рядом очутился наш новый кок. Он стоял в той же позе, что и я -
нога на кнехте, локти на леере, - и тоже смотрел, как сгущаются над водой
сумерки. Не люблю я смотреть на такие вещи с кем-нибудь вместе.
    - Товарищ капитан, у меня труба дымит, - сказал мой новый кок и сплюнул
за борт.
    - Ну, - сказал я, - и что?
    - Дымит у меня труба, товарищ капитан.
    - Наверное, надо прочистить.
    - А и верно! - почему-то обрадовался кок и поддернул свои новые синие
штаны. Старпом уже выдал ему робу.
    Я ушел на берег и вернулся поздно. Там от города до судостроительного
завода километров пять. Автобус не ходил: весенняя грязь по колено. Пришлось
пешком. Ботинки после этого похода можно было в местный краеведческий музей
ставить.
    Пробираюсь я от трапа к себе в каюту мимо камбуза, слышу - там железо
звякает. Вот, думаю, прав старпом: молодой кок, но старательный. Трубу
чистит даже ночью.
    Ранним утром кто-то стал дергать меня за ногу. Открыл глаза и вижу, что
это наш судовой механик.
    - Что вы, - говорю, - спятили, что ли, механик?
    - Полундра, - отвечает. - Разобрал ваш уголовник весь пароход на части.
И клотик с мачты отвинтил уже, и киль теперь начинает из шпангоутов
выбивать.

    - Вы, Роман Иванович, в своем уме?
    - В своем. В своем собственном. - И смотрит на меня, как тюлень на
белого медведя: с тоской и злобой. Надо сказать, Роман Иванович был очень
недоволен своей судьбой. Он думал, что по солидным годам, по солидному опыту
его на какой-нибудь большой пароход назначат, а его засунули ко мне на
сейнеришко. Вот он и злился на все вокруг и раздувал все неполадки. Как
говорят - нездорово их преувеличивал. Ну, думаю, и сейчас преувеличивает. Не
мог мальчишка за одну ночь весь сейнер разобрать на части. Невозможно это.
    - Разобрал ваш новый кок пароход на части, на мелкие кусочки, -
повторяет механик со злорадством. Из водопроводной трубы на камбузе теперь
бьет артезианский фонтан!
    - Воткните, - говорю, - в артезианский фонтан пробку и не мешайте мне
отдыхать. Ваше это дело - забивать пробки, а не мое.
    - Конечно! Ваше-то только их выковыривать.
    - Это уж намек какой-то нехороший. Идите, забейте пробку, а днем мы еще
побеседуем. Сами вы подписывали приемочный акт, сами принимали такой
пароход, который за два часа мальчишка может на части разобрать.
    Тут механик еще посердился немного и ушел. А я прислушался - и
действительно, вдруг слышу: шумит где-то вода, сильно так шумит.
    Еще потонем прямо здесь, у причала, думаю. Обидно как-то: прямо у
причала потонуть в грязной воде.
    Быстренько встал, оделся, прихожу на камбуз. А там дымовые и всякие
другие трубы на полу лежат. Только одна плита и цела. На плите кок сидит.
Увидел меня и облизывается от возбуждения.
    - А вы, - говорит, - товарищ капитан, неправы были. Вовсе даже и не надо
было трубу чистить. Я теперь как разобрал все, то и понял. Это просто
наверху крышка есть в трубе. Чтоб дождь и снег не попадал. Так она, эта
крышка, наполовину прикрыта была. Вот и дым.
    - Какого же лешего ты другие трубы трогал? - спрашиваю я у кока.
    - Раньше-то, в поле, все проще было, - оправдывается он. - Там костерчик
разведешь - и все тут. А здесь устройство. Я его изучал на практике.
    В это время появился старпом.
    - Войдите, - просит, - в коковое положение, не сердитесь на него. Я
знаю, что вам давеча механик наговорил про Ваську. А я вам скажу, что
выхлопные газы из главного дизеля вместо атмосферы почему-то на камбуз
попадают, так это механику ничего...
    И пошел-поехал на Романа Ивановича говорить всякие штуки. Не любили они
друг друга почему-то.
    В общем, пришлось до самого выхода в море камбуз ремонтировать и команду
кормить по-прежнему на берегу в столовой.
    А Васька, чтобы показать, как он старается, все сложные обменные
комбинации с продуктами устраивал. Мы последние дни ходили от причала к
причалу: то воду брали, то топливо, то балласт. И приходилось стоять рядом с
разными судами. Вот Вася это и использовал. Еще швартовые не закрепили, а
уже слышно:
    - Эгей, дядя! Ползи сюда поближе! - кричал наш кок соседнему коку. -
Ползи, ползи сюда. Успеешь миски помыть.
    - Чего ты гавкаешь, щенок? - отзывался какой-нибудь поседевший над
кастрюлями повар. - Чего ты, щенок, гавкаешь?
    - Дядь, ты случаем раньше в ресторане не работал?
    - Да, а что? - спрашивал повар и, вытирая руки, спешил к борту. Ибо
каждый корабельный кок работал когда-нибудь в первоклассном ресторане и
любит вспомнить об этом.
    - А в каком ресторане, дядя?
    - В "Приморском" во Владивостоке.
    - Ух ты. В "Приморском"! Это хорошо. А томатный соус у тебя есть?
    - Есть а что?
    - Давай на томатный сок менять?
    Кругом собирались матросы. Они у меня были совсем молодые - курсанты из
средней мореходки, практиканты. Приходил и старпом. Внимательно (как бы не
продешевил чего кок) слушал, потирал небритые щеки. Василий Михайлович
твердо верил, что небритые мужчины нравятся девушкам больше. Правда, в море,
где девушек нет совсем, он еще реже беспокоил себя бритвой.
    В перебранке и торговле проходил час. Потом Вася тащил к себе на камбуз
бутыль томатного соуса и от радости напевал что-нибудь.
    Занятный он был парень, Васька. И пел задушевно. Особенно удачно у него
получалось: "Я - цыганский барон! У меня много жен..." Но что бы Вася ни
пел, песня ему в работе не помогала. То клейстер из фигурных макарон у нас
на обед, то тюря из сушеной картошки.
    Он очень старался приготовить что-нибудь поприличнее, наш новый кок,
часто показывал всем свое свидетельство об окончании поварской школы в
Ленинграде. Мне даже стало казаться, будто он не кончал ее. Плохо еще было,
что Вася не имел привычки к морю, и когда у Святого Носа прихватило нас
хорошим штормом, так даже клейстер из фигурных макарон он не смог
приготовить. То у него все сгорит, то перевернется, то плиту чаем зальет и
угли уже не раздуть. Двое суток мы только консервы и сухой хлеб ели. Сам же
Вася вообще ничего не мог взять в рот. Тяжело он переносил море - едва ноги
передвигал. Но моряк мог бы из него получиться. Душевные данные для этого
были у Васи: в койку он не лез - прятаться под одеяло от своей слабости не
хотел. Чуть живой ползет по трапу в кубрик к матросам.
    - Ребята, - хрипит, - а что я вспомнил сейчас! Очень даже веселая
история. Посмеетесь, может быть.
    В кубрике выбрасывает от качки ящики из рундуков и мигает свет. А Вася
уцепится за поручни на трапе и рассказывает слабым голосом:
    - Вот был у нас в экспедиции один парень. Двухлетнего оленя сшибал с
ног. Зайдет с бока, как фуганет олешу плевком в морду! Тот брык - и с копыт
долой. И не шевелится больше. Это, значит, нервный шок называется. Здорово,
ребята? Или вот еще случай...
    Ну, ребята и заулыбаются. Будто не было бессонных ночей, промокших сапог
и сырых простынь на койках. А пока Васька про оленя рассказывает, у него в
кастрюльках только пепел остается.
    Но ребята не злились на него за плохой харч. Полюбили его ребята. Не
знаю за что, а полюбили. И прощали многое - и сухомятку, и тюрю из сушеной
картошки.
    Да, так вот. Поддаваться морю Вася не хотел. Боролся со слабостью. Дым
из камбузной трубы задувало ко мне на мостик и в самую непогоду. Но одного
дыма мало. Дымом не пообедаешь. Механик делал мне по десять сцен на дню.
    - Что ваш кок коптит? Только пачкает небо этот уголовник. А я есть хочу!
Я в том уже возрасте, когда надо питаться регулярно. Мне по договору
нормальная пища положена, а где она? Где пища, я вас спрашиваю?
    - Вы же видите, - растолковываю ему, - кок прилагает усилия. А это и
есть главное. Кок даже по ночам не выходит из камбуза.
    Вася действительно по ночам в камбузе сидел. Это однажды сослужило нам
хорошую службу.
    Я еще на стоянке механику говорил, что надо грузовую стрелу смайнать до
самого трюма и закрепить в лежачем положении намертво. А Роман Иванович
уперся и говорит: "Нет!" Показывает мне заводской чертеж, на котором
походное положение стрелы указано под сорок пять градусов к мачте.
    - Если заводские инженеры так решили - значит, точно, - говорил мне
механик: он авторитетам очень сильно верил.
    Ну, вот, когда у Святого прихватил нас норд-ост, то оттяжки у стрелы не
выдержали и лопнули. Тяжелый стальной блок стал с борта на борт по воздуху
летать, и вся стрела тоже. Вася той ночью сидел у себя в камбузе и все
пытался сварить что-нибудь. Вдруг по стенке камбуза как ахнет этот блок. От
удара краска и пробковая изоляция посыпались Васе за шиворот. Васек
чувствует: случилось что-то неладное. Выбрался из камбуза. Ночь мокрым
ветром насквозь полна. Пена через низкий фальшборт хлещет. Волна с полубака
накатом идет по палубе. Тучи над головой летят так быстро, будто ими из
пушки выстрелили. Свист и грохот вокруг. В такую кутерьму и бывалый матрос
не сразу поймет, в чем дело. Но Вася понял. Подскочил к машинному люку - он
ближе всего от камбуза расположен, - крикнул механику, что стрелу сорвало, а
сам полез к мачте. Как его блок не угробил - это только Вася да тот блок
знают.
    Механик потом рассказывал, что, когда он вылез из машинного отделения,
Вася уже по стреле карабкался. А стрела с борта на борт перекладывалась, и
от креплений оттяжечных осталось одно только воспоминание.
    - Щенок беспалый! - заорал Роман Иванович. - С ума ты съехал, что ли?
Сейчас за борт улетишь, стерва!
    А Вася и ответить механику на грубые слова ничего не мог - так Васе на
стреле трудно держаться было. Добрался он до конца стрелы, съехал по тросу
на блок, обхватил его. Тут и я вышел на палубу. Вижу, летает по воздуху наш
новый кок и время от времени кричит что-то совсем вроде нецензурное. А
механик все хочет Васю за ногу ухватить, но никак это у него не получается.
    - Вот видите, - кричу я механику, - неправы вы, Роман Иванович. Нужно
было опускать стрелу до самого низа, а потом уже крепить. Я вам сколько раз
говорил об этом! А вы все заводским авторитетам поклоняетесь...
    Потом мы поймали кока за ноги, на блок набросили петлю и стрелу
закрепили.
    Механик после этого случая еще больше настроился против Васи. Будто кок
был виноват в том, что оттяжки у стрелы не выдержали и Роман Иванович
оказался неправ.
    Вскоре кончился у нас запас печеного хлеба, который мы взяли в
Беломорске, и надо было Васе печь новый хлеб. Но к этому делу кок отнесся
как-то странно.
    - Может, вместо хлебушка лучше жарить лепешки? - спрашивал он у
старпома. Старпом к тому времени уже начал косо поглядывать на Васю. За
продукты отвечал он, старпом. А перерасход продуктов уже большой. В непогоду
кормили команду консервами. По тридцать рублей старыми деньгами в день
обходилась эта пища на каждого человека, - консервы вещь дорогая. А положен
арктический паек по двенадцать рублей. Естественно, что насторожился мой
старпом.
    - Какие, - говорит, - лепешки? Ты что, Беспалов, твердо решил оставить
меня при расчете совсем без монеты? На лепешки ведь надо уйму масла и все
прочее. А нам еще три месяца в морях болтаться. Пеки хлеб. И не шути больше
так. Чтобы выдал завтра первую плавку, и все тут. А то вот, - и кулак
показывает.
    На следующий день приходит Вася ко мне на мостик. Ветер начал стихать,
море успокаиваться. Но Вася стоит и весь дрожит.
    - Товарищ капитан, невозможно сейчас хлебушек печь. Поверьте мне,
товарищ капитан. Я же так... так стараюсь... Я... Я все лучше хочу как... А
в духовке кирпичи повываливались от шторма, и горит хлебушек, как только его
туда сунешь. А старпом "пеки" говорит, и все тут.
    - Вася, давай честно, ты вообще-то умеешь выделывать хлеб?
    Вася стоит, беспалую руку сует под мышку, греет. Лицо у него серое,
мешки под глазами набухли и отливают голубиным пером.
    - Умею, - говорит, делать хлеб. - А сам смотрит куда-то в небо. И такую
тоску я почувствовал в нем тогда. - Нужно, - говорит, - глины огнеупорной,
чтобы вмазать кирпичи обратно.
    - Ну, ладно, - отвечаю. - Придем вот скоро на остров Вайгач. Станем в
бухте Варнека. Там достанем глины. Вечером к земле подойдем. Это для моряков
всегда большое событие. Вот и укрась его вкусным ужином. Доставь ребяткам
маленькую радость. Работа-то в море, сам видишь, трудная, мокрая, грязная.
    - Если б я... если бы я, товарищ капитан... - Но не договорил тогда
Вася, вздохнул и полез с мостика вниз.
    Пришли на Вайгач. Я стал под борт к флагманскому судну, договорился
насчет бани для команды, отправил людей за глиной для духовки, а коку
приказал идти готовить на камбуз флагмана, чтобы не терять времени.
    За ужином собралась вся команда. После бани все чистые, довольные. Один
трудный этап пути остался за кормой.
    Вася занял на другом судне хорошего хлеба. На следующей стоянке - у
Диксона - обещал отдать. И сам ужин у Васи получился просто великолепный.
Сухую картошку он, видно, пропустил через мясорубку и напек из нее то ли
котлетки, то ли пирожки. И залил все это томатным соусом. Красиво выглядит в
мисках и вкусно. Сварил еще уху из трески с клецками и кисель на третье.
    Шумят ребята мои, радуются. Наконец-то, мол, Васька проявил свои
таланты, это ему морская встряска мозги поставила на место.
    И хотя за иллюминатором хмурое небо и дождь лупит, но у нас в
кают-компании хорошо, весело. За тем ужином почувствовал я, что есть у меня
на сейнере команда. Не просто люди разные - мотористы, матросы, - а команда.
Сбило их, сшило, спаяло море. Радостное такое чувство от этого. Даже механик
размяк и рассказал веселую историю про своего знакомого, который якобы
написал труд о родимых пятнах и их роли в жизни красивой женщины и хотел
получить за этот труд звание кандидата наук.
    Все смеялись. Один кок мрачный ходил. Только спрашивал у всех:
"Добавить? Добавить?"
    Через день выбрали якоря и двинулись дальше. Только прошли Югорский Шар
- и сразу во льды попали. Полоса тяжелых льдов миль в сорок. Ледокола с нами
еще не было, и мы в этих льдах мучились целые сутки. Промерз я, стоя на
мостике, изнервничался.
    Бьют нас льды, а Вася рад. Во льдах не качает, волны нет. Печку
отремонтировали на Вайгаче, и Вася печет хлеб. И все мы, как на его возню
посмотрим, так сердцем теплеем, хотя вокруг и тяжелые льды. Однако старпом
время от времени подбадривает кока.
    - О'кэй. - кричит. - О'кэй, Васек, нажаривай хлебушек!
    Старпом любил беседовать по-английски.
    Вышли наконец на чистую воду. Я спустился с мостика, вымылся и -
обедать. В кают-компании все готово к обеду, и хлеб на деревянном подносе
лежит посреди стола. Я здорово хотел есть. Ну и, не дожидаясь супа, отломил
краюшку. А механик сидит против меня и смотрит очень внимательно... От той
краюшки у меня глаза полезли на лоб. Явственно я это почувствовал.
    - Что, капитан, откушали хлебца? - спрашивает меня механик.
    - Откушал, Роман Иванович, - шепотом отвечаю я.
    - И я, - говорит, - тоже. - И задышал часто-часто.
    - Не раскисайте, - говорю, - товарищ старший механик. Моряк вы или нет?
    Механик тыльной стороной ладони вытирает со лба пот.
    - Я, - бормочет, - умру сейчас.
    - Вам, - говорю, - видно, совсем уже плохо, Роман Иванович, раз вы до
таких мыслей начали подниматься.
    Потом он немного пришел в себя, открыл глаза, а в глазах у него лютая
ненависть, и говорит:
    - Убью я его. Убью Ваську.
    А Вася суп несет и, на свою беду, робко так, но все же спрашивает про
хлеб: как, мол, ничего?
    Роман Иванович взвизгнул, схватил ложку и запустил ее в кока. Васек
присел на корточки, поставил суп на пол и - шмыг в двери. Стармеха матросы
оттащили в каюту, кажется, на руках. Он и говорить ничего не мог больше -
икота на него напала.
    Мне не до обеда стало. Пошел к себе и лег.
    Поспал немножко и проснулся, как всегда просыпаюсь - внезапно, будто
лопнула в койке пружина и воткнулась в спину.
    Плескало за бортом Карское море. От воды несло холодом. Я побродил по
палубе. Металл кое-где уже порыжел от ржавчины. В ватервейсе у камбуза
валялось несколько щепок и пустая консервная банка. Я толкнул дверь и
заглянул в камбуз.
    Вася сидел на полене возле плиты и смотрел на огонь. Привязанные
проволочками кастрюли висели на стенках, покачивались. Пахло чадом и газами
от дизеля.
    - Я не умею печь хлебушек, - сказал Вася. - И ужин на Вайгаче не я
готовил, а Семен Семенович с флагмана. Я готовить плохо умею. И
свидетельство поварское у меня липовое. Ребята сделали.
    - Так мне и казалось, - сказал я.
    - Вы меня на Диксоне выгоните? - спросил Вася и стал подгребать к плите
мусор.
    - Если замена будет, - сказал я.
    - Может, я быстренько научусь, а?
    - Не знаю, - сказал я. - Это ведь не так уж просто.
    - Да. Не так уж просто, - повторил Вася тихо. - Как ребята тогда
котлеткам картофельным радовались... И вы радовались.
    - Радовался, но не только котлеткам.
    - Хорошо, когда люди радуются, - пробормотал Вася. - Или смеются.
    - Это так, - сказал я.
    - Может, ребята на меня не очень сердятся, а?
    - Дружище Вася, нам еще долог путь. Может статься, кто-нибудь и не
вернется из него. Он трудный, наш путь. Матросы не понимают этого. Они еще
слишком молоды. Я понимаю за них. Людям придется много работать. Людям будет
трудно там, впереди, во льдах. Их надо хорошо кормить. Надо быть повариным
асом, чтобы готовить в этих условиях вкусную пищу.
    - Я понимаю, - сказал Вася и зачем-то потрогал пальцем подошву ботинка.
    - Ты учись. На будущий год найди меня в Ленинграде. Я тебя в другой рейс
возьму. Слышишь? Учись обязательно.
    - Спасибо, спасибо. И простите меня. А коком я стану. Тут десять классов
иметь не обязательно. Может, таким образом и утрясется моя судьба. Хорошо
тогда за ужином было... И плавать буду, путешествовать...
    На Диксоне старпом нашел другого повара - Марию Ефимовну Норкину. Была
она тогда дамой полной. Двух Вась из Ефимовны можно было бы выкроить
запросто.
    - Хватка у нее есть, - сказал мне старпом. - Это точно. Я пробовал ее
потрогать, так она меня так хватила! До сих пор ухо потрескивает. Морячина
насквозь соленая. В сорок пятом "Рылеев" у Борнхольма подорвался на мине.
Так она на нем буфетчицей плавала. В Швецию их вельбот вынесло. Опытная
баба...
    - Я те дам "баба"! - сказала наш новый кок, перелезая через борт. - Я те
дам "баба", заяц нечесаный!
    Стармех, увидев нового кока и услышав ее первую тираду, заулыбался
радостно и даже перекрестился, а потом сказал мне тишком:
    - Эх, Виктор Викторович! Сколько мне наш Васька крови и желудочного сока
испортил, подлец такой! Желудок не крематорий, а? Огнеупорной глиной вместо
хлеба кормил. Да. Вредитель он закоренелый. Ведь и трубы разобрал тогда,
чтобы не выгнали его еще на стоянке. Да. Я вас, Виктор Викторович, попрошу:
штаны я ему решил подарить. Хорошие они еще совсем. Великолепные просто
штаны. И китель тоже. А то костюм у него, так сказать, слабый. Ехать-то
отсюда далеко. Вообше, молодой этот Васька и неустроенный какой-то. Так вы
вот передайте ему, пожалуйста...
    Тоскливо пасмурное небо в Арктике, будь оно неладно. Кажется, никогда
больше солнце не пробьется к земле. Тучи над Диксоном, как серая, мокрая
вата, льнут к самой воде, задевают скалы. Ледокол тремя сиплыми гудками
позвал нас за собой и медленно побрел к выходу из бухты. Черный дым из труб
ледокола стлался над водой.
    Из трубы нашего камбуза дым шел тоже.
    Вася стоял на краю причала. Плакал. Фанерный чемоданчик он отнес
подальше от воды. Холодный ветер порывами задувал с моря. Чемоданчик под
напором ветра покачивался. Вася плакал и локтем закрывал лицо.
    Вся моя команда топталась вдоль борта. Механик выглядывал из машинного
люка, морщился.
    - Отдавайте скорее швартовы, старпом! - приказал я. - Отдавайте их
скорее, черт вас всех подери!