Яхтинг в России



В. Конецкий, Рассказы
 


Сценаристы и режиссеры в море



Сценаристы и режиссеры в море
    Началом киноэпопеи можно считать момент, когда режиссер Георгий Данелия,
знаменитый ныне фильмами "Я шагаю по Москве", "Не горюй! ", "Тридцать три",
"Совсем пропащий", и режиссер Игорь Таланкин, знаменитый ныне фильмами
"Чайковский" и "Дневные звезды", отправились вместе со мной в путь к причалу
арктической бухты Тикси.
    Вернее, в далекий путь отправились тогда только Таланкин и я. Неважно,
по каким обстоятельствам, но Гия обострил отношения с бортпроводницей и за
минуту до старта покинул самолет полярной авиации в аэропорту Внуково.
Конечно, мы могли бы договориться со стюардессой, но гордыня забушевала в
режиссерской душе с силой двенадцатибалльного шторма, и он выпал из самолета
с высоко поднятой головой, оставив в моем кармане деньги и документы, в
багажном отделении вещи и в хвостовом гардеробе теплую полярную одежду из
реквизита "Мосфильма".
    Было 03.09. 1960 года.
    В Москве было жарко.
    Мы взлетели. И я увидел внизу на огромной пустыне столичного аэродрома
маленькую фигурку в ковбойке. Фигурка не махала нам вслед рукой.
    Мы с Таланкиным мрачно молчали, ибо чувствовали себя предателями.
Вероятно, нам следовало покинуть борт самолета вместе с Гией.
    Мы с Таланкиным как раз работали над сценарием фильма о мужской дружбе.
О том, как товарищ спешит к товарищу по первому зову на противоположную
сторону планеты. А в нашем собственном поведении явно сквозило некоторое
двуличие.
    С Внуковом удалось связаться только через сутки с Диксона. Радисты
сообщили, что на трассе Великого Северного пути обнаружен странный грузин.
Он собирал хлебные огрызки на столах летной столовой то ли в Амдерме, то ли
в Воркуте. Но не это потрясло полярников. Их потрясло, что грузин пробирался
через Арктику в рубашке.
    Обратите внимание: Георгий Николаевич не вернулся домой, чтобы
прихватить деньжат и пальтишко. Он продолжал демонстрировать вселенной
неукротимую гордыню. Возможно, правда, что короткое возвращение домой и
неизбежная встреча с мамой по разным причинам не устраивали молодого, но уже
знаменитого режиссера. Отступать он не любит. Он одиноким голодным волком
догонял нас.
    Уже тогда я понял, что работать над сценарием с Данелией будет трудно,
что он будет держаться за свои точки зрения с цепкостью лемура, который
вцепился в кочку.
    Мы воссоединились в Тикси.
    Аэродром там был далеко от поселка, машину из капитана морского порта
было не выбить, к самому прилету Гии мы опоздали, в аэропортовском бараке
его не было, и мы уже собрались уезжать, когда выяснилось, что вокруг давно
пустого самолета кто-то бегает. Бегал Гия - согревался: снежные заряды
налетали с Ледовитого океана.
    Он сразу, но сдержанно высказал в наш адрес несколько соображений. Затем
замкнулся в себя и в привезенную нами меховую одежду.
    07.09. 1960 года на ледокольном пароходе "Леваневский" мы отправились в
Восточный сектор Арктики, с целью снабжения самых далеких на этой планете
островных полярных станций.
    Редкий для меня случай - в рассказе "Путь к причалу" у главного героя
боцмана Росомахи существовал прототип. Это был мичман Росомахин. Мы плавали
с ним на спасателе в 1952 - 1953 годах. Мы с ним не только плавали, но и
тонули 13 января 1953 года, у камней со скупердяйским названием Сундуки в
Баренцевом море, на восточном побережье острова Кильдин, севернее рейда с
веселым названием Могильный.
    Мы спасали средний рыболовный траулер 1 188. Но тень "Варяга" витала над
этим траулером. Он спасаться не пожелал. Он нормальным утюгом пошел на
грунт, как только был сдернут с камней, на которые вылетел.
    Аварийная партия разделилась на две неравные части. Одна часть полезла
на кормовую надстройку, другая на задирающийся к черным небесам нос -
траулер уходил в воду кормой. Я оказался на кормовой надстройке и наблюдал
оттуда за волнами, которые заплескивали в дымовую трубу. Рядом висел на
отличительном огне мичман Росомахин.
    Температура воды - 1deg., воздуха - 6deg., ветер 5 баллов, метель,
полярная ночь, огромное желание спасти свою шкуру любой ценой.
    И когда подошел на вельботе капитат-лейтенант Загоруйко, я заорал и
замахал ему. Я решил, что первыми надо снимать людей с кормовой надстройки,
ибо нос будет дольше торчать над волнами. Я очень глубоко замотивировал
решение. В корме - машина, наиболее тяжелая деталь - раз; чем глубже уходит
в волны корма, тем труднее снять с нее людей, так как вокруг надстройки куча
разных шлюпбалок, выгородок и другого острого железа - два; в носовом трюме
нет пробоин, и там образовалась воздушная подушка - три, и т. д. и т. п.
    И тогда прототип моего литературного героя спас мне душу. Он заорал
сквозь брызги, снег, и ветер, и грохот волн, что я щенок, что командиры
аварийных партий и капитаны уходят с гибнущих кораблей последними. Если бы
не его вопль, я попытался бы отбыть с траулера одним из первых, как
нормальная крыса, и навсегда потерял бы уважение к самому себе, не говоря
уже об уважении ко мне следователя и прокурора.
    Таким образом, каждое предложение Данелии по изменению чего-то в боцмане
Росомахе ранило мою спасенную когда-то Росомахиным душу. Кто это собирается
что-то изменять в моем рассказе? Режиссер, человек, который видел море
только с сочинского пляжа? Человек, который даже не знает, где остров
Кильдин и где Гусиная земля? Какое право он тогда имеет снимать фильм о
погибшем в море спасателе?
    Я, конечно, не показывал своих чувств Гии, но он о них догадывался. И,
кроме того, как настоящий режиссер, понимал необходимость войти в материал
самому.
    И тогда было принято решение отправиться на судне в Арктику и писать
сценарий в условиях, наиболее близких к боевым.
    На "Леваневском" мы оказались в одной каюте. Гия на верхней койке, я на
нижней. И полтора кубических метра свободного пространства возле коек.
Идеальные условия для проверки психологической совместимости или
несовместимости. Плюс идеальный раздражитель, абсолютно еще не исследованный
психологами, - соавторство в сочинении сценария.
    Если в титрах стоит одно имя сценариста, то - по техническим причинам.
Мы на равных сценаристы этого фильма.
    Уже через неделю я люто ненавидел соавтора и режиссера. Кроме огромного
количества отвратительных черт его чудовищного характера он приобрел на
судне еще одну. Он, салага, никогда раньше не игравший в морского "козла", с
первой партии начал обыгрывать всех нас - старых, соленых морских волков!
    Психологи придумали адскую штуку для того, чтобы выяснить
психологическую совместимость. Вас загоняют в душ, а рядом, в других душевых
- ваши друзья или враги. И вы должны мыться, а на вас льется то кипяток, то
ледяная вода - в зависимости от поведения соседа, ибо водяные магистрали
связаны.
    Так вот, посади нас психологи в такой душ, я бы немедленно сварил
Георгия Николаевича Данелию, а он с наслаждением заморозил бы меня.
    И это при том, что и он, и я считаем себя добрыми людьми! Почему мы так
считаем? Потому, что ни он, ни я не способны подвигнуть себя на каторгу
писательства или режиссерства, если не любим своих героев. У Гии, мне
кажется, нет ни одного Яго или Сальери. Его ненависть к серости, дурости,
несправедливости, мещанству так сильна, что он физически не сможет снимать
типов, воплощающих эти качества.
    Гия начинал в кино с судьбы маленького человеческого детеныша, которого
звали Сережей. И в этом большой смысл. Полезно начать с детской чистоты и со
светлой улыбки, которая возникает на взрослых физиономиях, когда мы видим
детские проделки. Знаете, самый закоренелый ненавистник детского шума,
нелогичности, неосознанной жестокости - вдруг улыбается, увидев в сквере
беззащитных в слабости, но лукавых человеческих детенышей.
    При всей сатирической злости в Данелии есть отчетливое понимание того,
что сделать маленькое добро куда труднее, нежели большое зло, ибо миллионы
поводов и причин подбрасывает нам мир для оправдания дурных поступков.
    Когда я писал о боцмане Росомахе, то любил его и давно отпустил ему
любые прошлые грехи.
    Когда Гия решил делать фильм по рассказу, перед ним встала необходимость
полюбить боцмана с не меньшей силой. Но поводы и причины любви у меня и у
Гии были разные, так как люди мы разного жизненного опыта. Надо было
сбалансировать рассказ и будущий фильм так, чтобы мне не потерять своего
отношения к меняющемуся в процессе работы над сценарием герою, а Гии набрать
в нем столько, сколько надо, чтобы от души полюбить.
    Сбалансирование не получалось.
    Уже на восьмой день плавания мы перестали разговаривать. В каюте
воцарилась давящая, омерзительная тишина. И только за очередным "козлом" мы
обменивались сугубо необходимыми лающими репликами: "дуплюсь!", "так не
ставят!", "прошу не говорить с партнером" и т. д.
    Точного повода для нашей первой и зловещей ссоры я не помню. Но общий
повод помню. Гия заявил в ультимативной форме, что будущий фильм не должен
быть трагически-драматическим. Что пугать читателей мраком своей угасшей для
человеческой радости души я имею полное право, но он своих зрителей пугать
не собирается, он хочет показать им и смешное, и грустное, и печальное, но
внутренне радостное...
    - Пошел ты к черту! - взорвался я. - Человек прожил век одиноким волком
и погиб, не увидев ни разу родного сына! Это "внутренне радостно"?!.
    Он швырнул в угол каюты журнал с моим рассказом.
    - Это тебе не сюсюкать над бедненьким сироткой Сереженькой! - сказал я,
поднимая журнал с моим рассказом. - Тебе надо изучать материал в яслях или в
крайнем случае в детском саду на Чистых прудах, а не в Арктике...
    Вокруг "Леваневского" уже давно сомкнулись тяжелые льды.
    Гия взял бумагу и карандаш. Когда Гия приходит в состояние крайней
злости, он вместо валерьянки или элениума рисует. Он рисует будущих героев,
кадрики будущего фильма или залихватски танцующих джигитов. В хорошем
настроении он может набросать и ваш портрет. Все мои портреты, сделанные
Гией, кажутся мне пародиями или шаржами. Правда, я никогда не говорил ему об
этом. Я просто нарисовал его самого с повязкой - бабским платочком - на
физиономии. Получилось, на мой взгляд, очень похоже, хотя один глаз я
нарисовать не смог.
    Происхождение повязки таково.
    Севернее Новосибирских островов в Восточно-Сибирском море есть островок
Жохова. Это около семьдесят пятого градуса северной широты. На островке
полярная станция, свора псов и два белых медвежонка, принятых в собачью
компанию на равных.
    Два года к острову не могли пробиться суда. Станция оказалась на грани
закрытия. "Леваневский" пробился. Началась судорожная, торопливая выгрузка.
Конечно, работали и Данелия, и Таланкин. Работали как обыкновенные грузчики.
Только выгрузка была необыкновенная. Судно стояло далеко от берега.
    Ящики с кирпичом, каменный уголь, мешки с картошкой, тяжеленные части
ветряков из трюмов переваливались на понтон, катерок тащил понтон к берегу
среди льдин, затем вывалка груза на тракторные сани, оттаскивание грузов к
береговому откосу... Работа и днем, и ночью при свете фар трактора.
    Понтон не доходил до кромки припая. И часто мы работали по пояс в месиве
из воды, измельченного льда и песка со снегом.
    Покурить удавалось, только когда понтон застревал во льдах где-нибудь на
полпути к острову. В эти редкие мииуты мы собирались у костров, собаки и
мишки подходили к нам, мы играли с ними, возились, фотографировались с
медвежатами. И каждому хотелось оказаться на фотографии поближе к зверюгам.
    Быть может, оттуда, с далекого острова Жохова, мы привезли острейшее
желание вставить в сценарий какого-нибудь зверюгу. И в фильме появился
мишка, но сейчас не о том.
    Работая в береговом накате, Гия простыл и получил здоровенную флегмону
несколько ниже челюсти. О своем приобретении он молчал, продолжая
выволакивать из ледяного месива ящики с печным кирпичом.
    Он, по-видимому, получал мрачное наслаждение от сознания, что вскоре
умрет от заражения крови, а я весь остаток жизни буду мучиться укорами
совести, ибо не понял его тонкой лирической души. Оснований для возможной
смерти было больше чем достаточно. На судне не было врача. Был только косой
фельдшер. До ближайшей цивилизации - бухты Тикси или устья Колымы восемь
градусов широты, то есть четыреста восемьдесят миль. Никакие самолеты сесть
на остров или возле не могли. О вертолетах не могло идти и речи. А флегмона
на железе под подбородком не лучше приступа аппендицита.
    Когда она по размеру достигла гусиного яйца, температура самоубийцы
достигла сорока градусов Цельсия. Кажется, я ночью услышал, что мой
враг-соавтор бредит или стонет сквозь сон.
    Занятная сделалась мина у фельдшера, когда мы с Игорем Таланкиным
приволокли к нему Гию и он увидел эту жуткую флегмону. Резать надо было
немедленно. Новокаина не было. И в отношении антисептики дело обстояло хуже
некуда. Чтобы перестраховаться, фельдшер засадил в центр опухоли полный
шприц какого-то пенициллина, и я с трудом удержал в себе сознание и устоял
на ногах.
    Гия сидел в кресле ничем не привязанный и молчал, только побелел и
ощерился. И все время, пока фельдшер тупым скальпелем кромсал его, он
продолжал молчать. А после операции решительно встал с кресла, чтобы
самостоятельно идти в каюту. Ему хватило ровно одного шага, чтобы
отправиться в нокдаун.
    Старший помощник капитана Гена Бородулин (сейчас он капитан, и дай ему
господь всегда счастливого плавания!) выдал пациенту стакан спирта, хотя на
судне уже давно, даже в дни рождений, пили только хинную настойку.
    А на следующее утро, выволакивая из ледяного месива очередной мешок с
мукой, я увидел рядом перебинтованного режиссера, запорошенного угольной
пылью, под огромным ящиком с запчастями ветряка...
    Вы думаете, Гиино геройство помогло нам найти общий язык? Черта с два! Я
не какой-то там хлюпик. Конечно, я высказал в общей форме похвалу его
мужеству и умению терпеть боль, но когда на Земле Бунге мы отправились на
вездеходе охотиться на диких оленей, я захватил единственный карабин, а ему
досталась малопулька. Я вцепился в карабин, как молодожен в супругу. И на
все справедливые требования стрелять в оленей по очереди отвечал холодным
отказом.
    Никаких оленей мы не обнаружили, вездеход провалился под лед, вытащить
его не удавалось, вокруг была ослепительная от снега тундра и лед
Восточно-Сибирского моря, вернее, лед пролива Санникова. Шофер-полярник
предложил пострелять из карабина ради убийства времени в консервную банку. И
мы долго стреляли, а Гия расхаживал взад-вперед по тундре и делал вид, что
все происходящее его не интересует, что стрелять из карабина в банку ему ни
капельки не хочется и что теперь он до карабина никогда в жизни не
дотронется.
    Патронов оставалось все меньше. Мы мазали отчаянно - замерзшие, на
ветру, возле наполовину затонувшего вездехода. Когда патронов оставалось три
штуки, моя гуманитарная составляющая не выдержала. Я отправился к
врагу-соавтору и протянул карабин. Его грузинско-горская сущность тоже не
выдержала. Он сказал, что я та еще сволочь, что он никогда не пошел бы со
мной в разведку и так далее, но руки его непроизвольно протянулись к
карабину.
    И он всадил все три патрона в эту дурацкую банку! И потом с
индифферентным видом продолжал расхаживать взад-вперед по тундре. И вид у
него был индюшечий, так как он изображал полнейшее равнодушие к своей
победе, как будто был чемпионом мира по стрельбе, а не обыкновенным
начинающим режиссером и бывшим неясно каким архитектором!
    Вот в такой жуткой психической обстановке происходили роды сценария
"Путь к причалу"!
    Соавтор обыгрывал меня в домино, демонстрировал суровое мужество, лучше
меня стрелял из карабина. Оставалось - попасть в хороший шторм. Я не
сомневался, что бывший архитектор будет травить на весь ледокольный пароход
"Леваневский" от фор- до ахтерштевня.
    12.10. 1960 года радист Юра Комаров принес радиограмму.
    - Ребята, - сказал Юра, - вам тут, очевидно, шифром лупят. Так вы
вообще-то знайте, что шифром в эфире можно только спецначальникам...
    Текст, пройдя океанский эфир, выглядел так:
    "ЛЕВАНЕВСКИЙ ДАНЕЛИЮ ТУЛАНКИНУ КАПЕЦКОМУ ПОЗДРАВЛЯЕМ СЕРЖА ПОЛУЧИЛ
ПРЕМИЮ МОЛОДЕЖНОМ ФЕСТИВАЛЕ КАННАХ ВОЗМОЖНА АКАПУЛЬКА".
    Итак, "Серж" победно распространялся по глобусу, улыбался зрителям на
берегах довольно далекого от родителей Средиземного моря, а Гию и Игоря
начинала нетерпеливо ожидать в гости знойная Мексика.
    "Красивая жизнь" - скажет 99,999% людей на планете.
    И правильно скажут. Только путь к причалам этой жизни не бывает
красивым. И это не в переносном, а в прямом смысле.
    "Леваневский" угодил не в хороший шторм, а в нормальный ураган.
    И было это как раз в тех местах, где штормовал и погибал наш герой
боцман Росомаха - в Баренцевом море, недалеко от острова Колгуев.
    Правда, в ураган угодил я. Данелия и Таланкин бросили писателя на
произвол судьбы в Диксоне. Они опаздывали в Мексику и должны были лететь
домой на самолете, а я оставался на ледокольном пароходе "Леваневский",
чтобы отметить командировочное в Архангельске, прибыв туда морским путем.
    - Такого количества SOS'ов не слышал даже Ной! - изрек наш радист Юра
Комаров, пытаясь обедать на четвереньках в кают-компании. В кресла залезать
было опасно - их вырывало с корнем.
    А скоро подумать вплотную о SOS'е пришлось и нам - волнами заклинило
руль или что-то сломалось в рулевой машине. На палубе были понтоны, катера,
вездеходы, огромные автофургоны - радиолокационные станции, то есть судно
было перегружено и центр тяжести его находился не там, где положено, а черт
знает где. Но SOS давать оказалось бесполезно. Никто не мог успеть к нам,
кроме ледокола "Капитан Белоусов", который штормовал в сутках пути.
    За эти сутки я точно осознал разницу между писателем и режиссерами:
когда режиссер разгуливает по Мексикам или Парижам, сценарист изучает жизнь,
как говорится, "на местах". Ну, с этими несправедливостями мы давно
смирились. Привычка к подобным обидам передается сценаристам уже
генетически. А вот когда старик "Леваневский" разок лег на левый борт
градусов на тридцать пять, тогда он задумался в этом положении, решая, стоит
ли ему обратно подниматься или спокойнее будет опуститься в мирную и вечную
тишину, или лучше просто-напросто стряхнуть со своей шкуры все понтоны,
катера и передвижные радиолокационные станции, вот в этот момент, который,
правда, был отчаянно красив, ибо шторм сатанел над морем Баренца при
безоблачном, чистом черном небе и полной луне, и гребень каждой волны,
которая перекатывала через "Леваневский", был просвечен лунными лучами и
сверкал люстрами Колонного зала - вот в этот момент я затосковал по
соавтору.
    Мне хотелось поделиться с ним красотой мира.
    Ведь все художники болезненно переносят одинокое наслаждение красотой
без близких им по духу людей.
    И тогда "Леваневский" стремительно и, казалось, бесповоротно повалился
на левый борт, и в ходовой рубке вырвало из пенала бинокль, и он пронесся
сквозь тьму рубки со снарядным свистом и разбился в мелкие брызги, а мы
висели кто где и не могли понять, что это такое просвистело и взорвалось в
рубке ледокольного парохода. И когда потом мы полезли с Геной Бородулиным на
палубу, чтобы проверить крепления понтона, и обтягивали крепления при помощи
ломов и "закруток", а понтон под нами ездил по палубе и нависал над
забортным пространством. И когда от чрезмерного физического перенапряжения и
качки мне стало обыкновенно дурно и меня вывернуло в ослепительные волны, и
холодный пот мешался на моем лице с не менее холодными брызгами, - я все
вспоминал и вспоминал жаркую, жирную Мексику и все отчетливее понимал
разность режиссерской и сценаристской судеб.
    Утро было тоже довольно хреновое.
    "Леваневский" дрейфовал в дыру между островом Колгуев и мысом Канин Нос.
Юра Комаров время от времни появлялся в ходовой рубке и сообщал о чужих
несчастиях. Сведения о чужих бедах каким-то чудом утешают попавшего в беду
человека. Норвежское рыболовное судно было покинуто командой возле мыса
Коровий Нос и превратилось в "летучего голландца" (так называются на
официальном морском языке брошенные экипажем суда). И теперь всем судам
давали предупреждение на предмет возможного столкновения с ним в горле
Белого моря.
    Нам было еще далеко до горла Белого моря и столкновения с "летучим
голландцем". Юра Комаров разглагольствовал в рубке о том, что самым
мелодичным, музыкальным и красивым из всех соединений точек и тире является
сочетание SOS. Три точки, три тире и еще три точки - просто прелесть, они
пахнут Чайковским.
    18.10. 1960 года, около полудня, мы увидели ледокол "Капитан Белоусов".
Самого ледокола мы, конечно, не увидели. Был только снежно-белый широкий
смерч. Брызги вздымались вокруг ледокола, который шел к нам, чтобы оказать
нам чисто моральную, но - помощь (чисто моральную потому, что завести в
такой шторм буксир, "взять за ноздрю", как говорят моряки, нас было
совершенно невозможно). "Капитан Белоусов" качался так, что тошно было даже
глядеть в его сторону.
    У ледоколов нет бортовых килей, и днище им инженеры делают яйцеобразным,
дабы при ледовой подвижке они, как нансеновский "Фрам", вылезали на лед.
Судно без бортовых килей с яйцом вместо брюха качается на волне, безобразным
и удивительным образом.
    На "Капитане Белоусове" восемьдесят процентов экипажа не было способно
трудиться. На ледоколах привыкают плавать во льдах, а во льдах не может быть
волны, и ледокольщики отвыкают от голубого волнового простора и укачиваются
быстро и всерьез.
    "Белоусов" заложил вираж вокруг "Леваневского".
    Капитаны обсудили по радиотелефону положение и пришли к выводу о
бессмысленности каких бы то ни было, мероприятий со стороны "Белоусова". Нам
следовало самим ремонтировать рулевое, то есть самоспасаться. И тут к рации
позвали Капецкого.
    - Кинокорешки-то тебя в беде не бросили. Тоже пришли. Спасители, -
сказал капитан. - Данелия на связь просит. Короче только!
    Я услышал:
    - Привет, Вика! Ты, говорят, затравил "Леваневский" от киля до клотика?
- орал режиссер сквозь вой и стон шторма.
    О юморе в философской литературе написано много. Этой проблемой
заиимались и Гегель, и Спиноза. Теперь занялся Данелия. Из различных
составляющих юмора сатирической, иронической, грустной, черной и смешной - я
выделил бы у него добродушную составляющую. Но это только в его
произведениях, а не в жизни.
    - Тебя чего-то не видно на мостике! - надрывался мой соавтор. - Ты
лежишь там, что ли? Я по тебе соскучился!
    И за что этого инквизитора любят коллективы съемочных групп? Только из
подхалимажа они его любят.
    - Сволочи! - заорал я. - Почему вы здесь? Почему не в Акапульке?
Думаешь, ваши призы не возьмут в комиссионный магазин на Арбате? Не плюй в
колодец...
    - Самолеты не вылетают с Диксона - погода! - объяснил он. - Мы с
Игорьком ящик портвейна споили летчикам, а они все равно не полетели. А тут
вы руль потеряли...
    - Не руль, а просто вышло из строя рулевое. Как себя чувствуешь? -
проорал я с тайной надеждой.
    - Мы с капитаном портвейн допиваем!
    - Тогда впитывай впечатления. Шапку сними! Здесь, под нами, мичман
Росомахин! Здесь и наш боцман рубил буксир! Как понял?!
    - Ясно! Понял! Натуру будем снимать прямо здесь! В Арктике! Я точно
решил!
    - С ума сошел!
    - Главное - правдивость! - изрек в эфир Данелия.
    Дорого потом обошлась любовь к правдивости и подлинности. Ведь мы,
действительно, опять полетели в Арктику и на Диксон! И ухлопали уйму денег
и, главное, времени, ибо все пришлось переснимать в довольно далеком от
Полярного круга Новороссийске и во дворе "Мосфильма". Не зря наш директор
Залпштейн, человек рассудительный и осторожный, полностью облысел, а те
волоски, которые у него остались за ушами, поседели.
    - Главное - правдивость! И потом шторм будет на экране очень красив!
Кровь из носа, мы снимем красиво! Понимаешь? Красота поможет проходимости!
Она приглушит трагедийность! Как понял?
    Я ему двадцать раз излагал, что художники делятся на две категории:
умеющих создавать красоту на полотне, бумаге или пленке и при этом еще
производить социальный анализ, исследовать сущность характера. И на умеющих
уловить мгновение красоты в правдивом обличье, но без анализов и синтезов.
Ведь сама правда, данная в эстетическом восприятии, способна возмещать
умственный многослойный анализ. Последних я называю художественными
антифилософами и к ним отношу Гию.
    - Ты никогда не будешь мыслителем! - заорал я. Тебе всегда будет дороже
летний дождик и босая девушка на мокром асфальте, нежели ее социальные
корни!
    - Пошел ты сам босыми ногами к...
    - Пошел ты!!!
    Радиотелефон работает на УКВ. Ультракороткие волны распространяются
прямолинейно. Они не огибают круглого бока Земли, на пределе видимого
горизонта уходят в космос. Таким образом, наш разговор и сейчас мчится
сквозь Вселенную к далеким галактикам. Он мчится уже четырнадцать лет. Скоро
какие-нибудь инопланетные существа примут наш разговор и засядут за
расшифровку. И у них значительно обогатится интеллект, словарный запас и
углубится непонимание специфики взаимоотношений сценариста и режиссера...
    - Тебе надо читать умные книги, а не резаться в "козла" день и ночь! -
орал я под занавес. - Ты "корову" пишешь через "а"! А лезешь в писатели!
Ваши дурацкие сценарии никогда не будут произведением искусства! Да-же бог и
сатана, запустив в производство мир, выкинули сценарий в преисподнюю!
    - Ты никогда не будешь драматургом! - орал он. - Ты знать не знаешь, о
чем пишешь в своих дурацких книгах! А в драматургии надо знать! Твоего кока
Васю введем в сценарий: молодость сработает на оптимизм...
    И мы ввели кока Васю в сценарий...