Яхтинг в России



В. Конецкий, "Вчерашние заботы"
 


Повседневность и некоторые исключения из нее



-Повседневность и некоторые исключения из нее
ПОВСЕДНЕВНОСТЬ И НЕКОТОРЫЕ ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ НЕЕ
Но если определяемое Волей Неба  наше беспомощное судно будет прибито к
берегу, то от водяной могилы наши мореходы на побережье могут спастись, коли
веслами и мужеством владеть будут.
     Гамалея П. А. Опыт морской практики
     Вместо вчерашней непорочной и сияющей  голубизны  небо  набухло влажной
мутью -- "серок" по-поморски.
     -- Блондинка! -- докладывает с  военно-морской четкостью Андрей Рублев,
пялясь в  цейсовский  бинокль на близкую  корму  ледокола и облизываясь  под
окулярами.  Он  докладывает об этом факте так, как сигнальщик об обнаружении
перископа вражеской  подводной  лодки. Блондинка раздражает нашего  рулевого
тем, что око ее щупает, а зуб неймет.
     Блондинка разгуливает по ледокольной корме без головного убора.
     -- В парике? -- спрашиваю я.
     -- Нет, крашеная! -- с презрением докладывает  Рублев. -- Откуда у этих
ледобоев валюта на парики?
     -- Так что, Копейкин,  она на  палубу сушиться вылезла? --  спрашивает
наблюдателя Дмитрий Саныч. -- Сушка вымораживанием?
     -- Нет. По другому поводу она вылезла, -- мрачно не соглашается Рублев.
     И мы все трое машем блондинке.
     Она отвечает ледяным  презрением и даже отворачивается. И  в довершение
кто-то из ледобоев  обнимает ее и тискает сквозь  ватник. С  досады на такое
вопиющее  безобразие мой сдержанный напарник нарушает наш уговор -- ругаться
только  в  самые  напряженные  моменты  проводки.  Правда,  он  ругается  на
английском.
     Для  оценки  нервно-психического  состояния  моряка  судовые  психиатры
выделяют девять категорий:  настроение, психическая активность, контроль над
эмоциями, внутренняя собранность, тревожность, общительность, агрессивность,
потребность достижения (желание делать все  так быстро и хорошо, как  только
возможно), потребность в информации.
     Вероятно, при выработке  этой шкалы психиатры изучили  все виды морских
стрессов. Но не  учли  стресс от зрелища объятий на  корме ледокола  с точки
зрения, подобной нашей.
     -- Пари,  что она  в парике! -- предлагаю  я,  чтобы  снять  стрессовые
нагрузки с коллег.
     --  Давайте! -- соглашается Рублев и  орет через все  море Лаптевых: --
Эй, куртизанка!!!
     Такое обращение появилось  в его лексиконе потому, что Саныч пять минут
назад  рассказывал  про Котовского.  Оказывается,  тот не  только  играл  на
корнет-а-пистоне, но и увлекался французскими романами. В результате в одном
из приказов (в мирное уже время) он написал буквально следующее: "Ваша часть
после  маневров выглядела,  как  белье  куртизанки  после бурно  проведенной
ночи".
     Тип,  который  обнимает  блондинку,  оборачивается на  глас  Рублева  и
показывает всем нам кулак.
     -- Кобра! -- шипит Рублев.
     Вахтенное время,  когда  лежишь  в  дрейфе  и  бездельничаешь,  тянется
медленно. И я рассказываю коллегам историю с женским париком.
     Как  однажды шел  через мост над  Дунаем в прекрасном городе Будапеште,
рядом с прекрасной, прелестной, нежной  и, видимо, страстной дамой, с этакой
белокурой  Гретхен. И все во мне екало  от быстро нарастающей  влюбленности.
Она отвечала кокетством утонченным и вообще сногсшибательным. И мы уже вдруг
касались  друг  друга  руками,  и  сталкивались плечами на ходу, и прекрасно
дурели.
     А  в  сорока метрах  под нами  струил  синий Дунай, вспененный  крепким
попутным ветром.
     И,  вероятно,  ветер,  высота моста,  огромность пространства усиливали
восхитительное мое возбуждение.
     Я поглядывал  за перила и на спутницу, чередуя эти взоры. И ее лицо, ее
белокурые волосяные волны как бы мчались мне навстречу.
     И вот в  очередной  раз эти  волосяные  волны  на самом  полном серьезе
помчались  мне в  глаза, и в рот, и в нос.  И сквозь мертвый  холод волос до
меня донеслось:
     -- Держите! Держите его! Господи! Ах!!
     Волна  волос  перехлестнула через мою голову  и с  высоты сорока метров
полетела в синие волны Дуная.
     -- Дурень! --  орал рядом кто-то черный, встрепанный, осатанелый. -- Он
из Парижа, настоящий! Прыгайте!  Почему вы его не удержали?!  Какой  дурень!
Ах, боже мой!
     Первый  (и,  вероятно,  последний)  раз  в  жизни  я   наблюдал   такую
метаморфозу,  такое  мгновенное  и  абсолютное  перелицовывание  физиономии.
Только что был " + ", и вдруг выскочил " -- ".
     Парик Гретхен спланировал в синие дунайские волны и исчез под мостом.
     Несмотря на полное обалдение, я, к счастью, не  сиганул через перила. А
мог бы. Трансформация нежнейшей и очаровательной женщины в черномазую мегеру
потрясла  все  мои  логические  центры, ибо  произошла  мгновенно! Причем  и
внешняя и внутренняя: из Гретхен -- в мегеру и из пленительного кокетства --
в "Прыгай! ".
     Рублев  отвечает  на  мою  новеллу   новеллой  о  теще.   Та   работала
троллейбусным кондуктором и беспрестанно заявляла, что там и сям видит его с
разными   посторонними   женщинами,  хотя   близорука  и  даже   под   своим
муравьедовским носом ничего не видит.
     Рублев  однажды  попал  в  ее  троллейбус,  и  на беду  еще  мелочи  не
оказалось. И он  своей родной теще дал рупь и, естественно, попросил  сдачи.
Теща подняла ужасный гвалт, ибо родственничка не узнала, не разглядела, рупь
схватила,  но  сдачу  давать отказалась. Он  рупь обратно вырвал,  тут  весь
троллейбус решил задержать хулигана за безбилетный проезд, и даже когда теща
наконец его разглядела и билет дала,  то вытряхиваться  пришлось  до  нужной
остановки  --  такая   создалась   в  троллейбусе  вокруг  него  безобразная
обстановка.
     -- Аферизма  беззаконная!  -- заканчивает  Рублев свою  новеллу голосом
тети Ани.
     И они оба сдают вахту.  Саныч -- старпому, Рублев молоденькому парнишке
Ване. Англичане таких салаг определяют: "Еще не  вытряхнул сено  из  волос".
Большинство  матросов приходили на моря из крестьян, прямо  от  самой земли.
Море  требовало   обстоятельности.  Крестьянский  труд  способствовал  этому
качеству.
     Арнольд  Тимофеевич,  приняв  вахту  у  Дмитрия  Александровича,  берет
бинокль и тоже смотрит на ледокол.  Но блондинка  не  попадает  в  сферу его
внимания.
     -- К этим бы мощностям да хорошие головы!  -- заявляет он. И в его тоне
так и  звучит подтекст, что, мол,  в тридцать девятом  году у них-то  головы
были  на  несравненно более  высоком уровне,  нежели у  моряков  современных
атомоходов.
     -- Обойдите судовые помещения и понюхайте! -- приказывает старпом Ване.
     Это он придумал после пожара в машинном отделении.
     Ваня   послушно   превращается   в  станцию   пожарной  сигнализации  и
отправляется  по  пароходу. Вернувшись,  докладывает,  что  нигде  ничем  не
пахнет.
     -- А под полубаком двери закрыты? -- спрашивает старпом.
     Ваня мнется. Ему не пришло в голову идти на нос.
     -- Почему молчите? Отправляйтесь и проверьте!
     -- Есть.
     Ваня кувыркается под дождем и снегом  через палубный груз  по скользким
мосткам к полубаку проверять закрытие там дверей, а  полубак не оранжерея, и
ничего  там от незапертых дверей произойти не  может. Попробовал бы  старпом
приказать  такое  моему  Копейкину! Тот облаял бы  его натуральной  немецкой
овчаркой. И Арнольд Тимофеевич это отлично знает и учитывает.
     РДО:  "ИЗ ПЕВЕКА ВЕСЬМА СРОЧНО 3 ПУНКТА Т/Х КОМИЛЕС Т/Х ДЕРЖАВИНО Т/Х С
ПЕРОВСКАЯ  ВАС НЕ ПОСТУПАЕТ ДИСПЕТЧЕРСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ ТЧК  СОГЛАСНО УКАЗАНИЯМ
ПО СВЯЗИ ДОЛЖНЫ  БЫЛИ ДАВАТЬ  ДПР 00 ЗПТ 12  МСК  ПРОХОДЕ МЕРИДИАНА 115  ТЧК
ПРОШУ ВСЕ  ВРЕМЯ  НАХОЖДЕНИЯ  ВОСТОЧНОМ  РАЙОНЕ  МОРЯ  ТАКЖЕ СТОЯНКИ  ПОРТАХ
РЕГУЛЯРНО ПОДАВАТЬ ДИСПЕТЧЕРСКИЕ СВОДКИ АДРЕС ПЕВЕК ЗНМ ПОЛУНИН".
     Опять ощущение застрявшего в зубах говяжьего сухожилия.
     Так.  Экспедиционное  судно  "Невель"...  Полунин? Нет,  капитаном  был
Семенов  и  вечно  пел: "Мать  родная  тебе не  изменит, а  изменит  простор
голубой..."   Индийский    океан,    архипелаг   Каргадос-Карахос,    гибель
спасательного судна  "Аргус" Дальневосточного пароходства... "Радиоаварийная
Владивосток. Последний раз слышали "SOS" шлюпочной радиостанции  "Аргуса"...
указал  свои  координаты... больше наши вызовы не  отвечает.  Т/х  "Владимир
Короленко" КМ Полунин"... Тот Полунин или не тот?
     Тот был  назначен старшим спасательной операции. "Подошел  месту аварии
"Аргуса"  широта 1635  южная долгота  5942 восточная. Восточной кромке рифов
сильный   прибой.   Лагуне  за  рифами  бот  с  экипажем.   Передали  светом
светограмму.  Снимать будем западного берега. Вероятно поняли.  Бот  парусом
пошел западную кромку рифов.  Связи ними  не имеем подробности пока сообщить
не могу. Следую западной кромке. КМ Полунин"...
     Далее произошел такой диалог между нами и Полуниным:
     --  "Короленко",  я  -- "Невель"!  Какого цвета  видите  парус?  Почему
считаете бот принадлежащим "Аргусу"?
     -- "Невель", я -- "Короленко"! Парус белый.
     -- "Короленко", я -- "Невель", парус треугольный?
     -- Да!
     --  "Короленко",  я  --  "Невель"!  На  спасательных  вельботах  паруса
оранжевые. Вы, очевидно, наблюдаете парус местных рыбаков. Они здесь  иногда
шастают на пирогах. Как поняли?..
     И  Полунин  вторично  подошел  к месту  аварии  "Аргуса".  И мы  хорошо
представляли себе состояние  капитана,  который подводил свой здоровенный, в
полном грузу теплоход к рифовому барьеру  фактически без карты,  чтобы точно
разглядеть, что там за шлюпка мечется на волнах и кто  в ней. И только когда
разглядел,  дал "полный назад"  и  вытер  лоб... Мы  спасли  тогда  людей  с
"Аргуса", и вахтенный штурманец "Невеля" со свойственной ему  легкомысленной
манерой  объявил по трансляции: "Членам  экипажа бывшего спасательного судна
"Аргус" приготовиться к пересадке на теплоход "Короленко"!"
     В книге "Среди  мифов  и рифов" я, описывая  грустную историю "Аргуса",
убрал из  объявления легкомысленного  штурманца слово бывшего. Оно, конечно,
точное, но звучит не по-морски. Если есть экипаж, значит, все еще существует
и судно. Вот если судно  погибло со  всем  экипажем, то тут уж действительно
оно "бывшее".
     Из письма старого дальневосточного  моряка:  "Предпринятое в дальнейшем
обследование остатков "Аргуса" показало, что судно конструктивно  разрушено,
и снятие его с рифов признали нецелесообразным. Пострадал в основном капитан
Быков,  получил  восемь  лет,  отсидел  половину,  выпустили; но  обратно  в
пароходство  не взяли;  где он  сейчас, не  знаю.  Старпома и  второго тогда
уволили из пароходства с лишением дипломов на год".
     Не очень суеверный  я человек, но  есть все-таки мудрость или  тайна  в
старинных морских традициях. Имею в виду запрет называть новые  суда именами
погибших.
     Не успел  "Аргус" окончательно развалиться  на рифах Каргадоса, как уже
его именем назвали новый мощный спасатель во Владивостоке. А не  успел  этот
новый спасатель сделать  первый  рейс, как погиб  теплоход  "Тикси"  --  тот
самый, который тащил когда-то на буксире бывший "Аргус".
     История  эта  настолько  трагическая  и  столько  в  ней  совпадений  и
всяческих пересечений, что  напиши такой рассказ, и все в один голос скажут,
что автор наверчивает трагизм сверх всякой художественной меры.
     Когда  "Тикси"  буксировал  "Аргус",  капитаном  был  Бойко:  "...связь
"Короленко" поддерживаем.  Он  09.00  МСК должен быть месте аварии "Аргуса".
При получении ясности немедленно информирую т/х "Тикси". КМ Бойко".
     Когда  "Тикси" погиб недалеко  от  Японии,  командовал  теплоходом  уже
другой капитан, но вторым помощником работал сын  Бойко. Он  погиб вместе со
всем экипажем. А дальше уже трагическая нефантастика.
     Из  письма  старого  дальневосточного  капитана: "Бойко-отец стоял  под
разгрузкой в Йокогаме и смотрел в  каюте телевизор. Японцы передавали прямую
передачу с  вертолета, показывали рыболовные  суда на лове,  и в кадр  попал
"Тикси"!   Показывали,  как  он   опрокидывается!  Можете  себе  представить
переживания  отца!  А  японский  оператор  моментально  перевел  объектив  и
запечатлел  все, что можно, с воздуха, на расстоянии около мили. В этом году
японцы, при проведении каких-то исследовательских работ с помощью подводного
телевидения, обнаружили на глубине около трех тысяч метров корпус "Тикси", в
японских газетах  прозвучала  сенсация,  были опубликованы  снимки,  правда,
пришлось  поверить японцам на слово: на  снимке я не  смог опознать, было ли
это "Тикси",  или какое  другое судно. Сейчас Бойко-старший, Иван Архипович,
капитан-наставник нашего пароходства.
     Всю вину  за  гибель  "Тикси"  свалили было на покойника  -- подменного
капитана. Но теперь дело вернулось из Москвы на новое разбирательство".
     Люди  любят рассказывать про загадочное, про чертовщину  или  про чужое
мужество и подвижничество, и про  юмор  во время смертельной  опасности, ибо
отблеск чужой нравственной красоты тогда ложится и на них.
     ...И три огня в тумане
     Над черной полыньей...
     Корабль,  вернувшийся  после  спасательной операции  в северных  водах,
всегда грязен, обросший льдом и производит впечатление смертельно уставшего,
небритого  шахтера, поставившего мировой  рекорд продолжительности  работы в
вечной мерзлоте...
     Главное для  профессионального спасателя,  как и  для профессионального
вояки,  --  некоторая  врожденная  беззаботность  по  отношению  к  будущему
человечества  и своему собственному. Его единственная забота -- об очередном
объекте спасения.
     Нас догоняет "Великий Устюг".
     Надоело повторяться, но видите, как связано все на свете.
     "Великий  Устюг"  погиб 13  марта  1968  года  в  Атлантике,  -- потеря
остойчивости. Весь экипаж спасся.
     Через  несколько недель над могилой "Великого Устюга"  пришлось  пройти
нам на старике "Челюскинце". Неприятное ощущение.
     Запомнилось для своего  профессионального, что  катастрофа т/х "Великий
Устюг" показала, что, несмотря на благополучный исход спасательных операций,
в результате которых в  исключительно тяжелых и опасных условиях весь экипаж
был спасен, в организации спасения имел место ряд упущений.
     Судно вышло в океан из порта Кайбарьен, не имея в  спасательных шлюпках
требуемого снабжения, согласно нормам Регистра СССР.
     В момент возникновения опасного крена судна  40--45 градусов на  правый
борт,  то есть когда реально сложилась аварийная обстановка,  не  был  подан
сигнал тревоги, предусмотренный Уставом службы на судах  Морского Флота СССР
и Временным наставлением по  борьбе за живучесть судов  Морского Флота СССР.
Команду  капитана о сборе экипажа  у шлюпок, погрузке в них продовольствия и
воды и приготовлении их к спуску, переданную старшим помощником  капитана по
трансляционной сети, услышали не все члены экипажа.
     Отсутствие в  спасательных шлюпках  требуемого  запаса  пресной воды  и
продовольствия  привело  к  необходимости производить  их погрузку в  крайне
тяжелых условиях. В  спущенной  на  воду шлюпке  правого  борта не оказалось
тента,  который в момент аварии находился во внутренних  судовых помещениях.
При спуске  шлюпки  на  воду не  было выполнено  требование о  своевременной
разноске  и креплении на борту судна фалиней, в результате  чего, после того
как были  оборваны носовые тали и выложены кормовые, шлюпку сразу отнесло от
борта.  В  шлюпке  не  оказалось   четвертого  механика,  который,  согласно
расписанию,  обязан  был  осуществить  своевременный  запуск  мотора.  Плот,
находившийся  на ботдеке с правого борта, своевременно не был подготовлен  и
поэтому не  мог  быть  использован в  нужный  момент. Плот,  находившийся на
правом крыле ходового мостика, был использован не на полную вместимость.
     Я слушаю разговоры нового  "Великого Устюга" с ледоколами  и вспоминаю,
как над могилой старого ночами не полыхают лучи маяков.
     Все эти  воспоминания, все эти размышления рождают  во  мне  совершенно
неожиданную  мысль:  "Надо бы  нам сыграть шлюпочную тревогу!  И  хорошо  бы
сыграть ее на морозе, когда блоки шлюпочных талей прихватит льдом".
     Главная подлость  любой  аварии  в том, что она,  ведьма, прилетает  на
метле или в ступе всегда неожиданно.
     Если  увеличить  необходимость принятия  решений в  пять  раз в  данный
отрезок времени,  то количество человеческих ошибок возрастет  в пятнадцать.
Так говорит  наука. Наконец  наступает момент, когда на обдумывание  решения
просто-напросто нет физического времени --  цепь умозаключений  не строится,
логика  не успевает слагать  силлогизмы; вместо подчинения  себя  логическим
выводам ты начинаешь действовать по свойственному тебе характеру-стереотипу,
который  в  этот  момент  реагирует  не  на  объективную  реальность,  а  на
свойственные  тебе  представления  о  реальности.  В  такой  ситуации  самое
правильное  -- вообще  не принимать  решений. Умение не принимать решений по
трем  четвертям  возникших вопросов  --  это  и  есть Опыт.  Ибо  решение не
принимать  решений  есть самое  тяжко-трудное  решение из всех.  Мы привыкли
решать и поступать с первого вздоха. Когда мы потянулись к материнской груди
--  мы  приняли  свое  первое решение в  жизни.  Когда мы попросили морфий у
доктора  на смертном  одре -- это мы приняли последнее решение. Не принимать
решений в  сверхсложной  ситуации  может только  очень сильный  человек, ибо
отказ  от принятия решений  не записывается в  судовой журнал  и  не  служит
никаким прикрытием для  судебных  последствий. Если человек, отказавшись  от
принятия  решений  по  трем  четвертям  вопросов,  не  испытывает  при  этом
удрученности,  растерянности,  депрессии, то есть сохраняет даже повышенную,
какую-то  радостную  готовность  к принятию  любых  решений (когда сочтет их
нужными),  -- это и есть  настоящий человек  поступков. У такого человека не
должно  быть  сильно  развито  воображение. Хорошее воображение  подсовывает
слишком много вариантов будущего. Обилие вариантов ведет к утере цельности.
     Есть у англичан "Руководство  по надувным спасательным плотам". Скорее,
это не руководство, а коммерческая реклама.
     На английских рекламных плакатах люди с погибшего судна, сидя на плоту,
задорно и широко улыбаются.
     Плоты выглядят уютно.  Хочется  самому залезть под брезентовый  полог и
отправиться в хорошей компании на рыбалку.
     Фирма "Бофорт" составила инструкцию  для терпящих бедствие на море. Она
рекомендует, например, вычерпывать из плота воду, бояться  акул и  помнить о
них;  курить, но  осторожно обходиться со спичками, есть  рыбу только тогда,
когда за день можно выпить полтора литра воды.
     Фирма "Данлоп" составила  свою инструкцию. В отличие от  "Бофорта", она
рекомендует  ухаживать за  находящимися на  плоту ранеными  или  потерявшими
сознание  людьми, помнить, что  газ и  воздух  от  жары  расширяются;  после
высадки на пустынный берег использовать  плот для жилья;  не курить, так как
курение  увеличивает жажду, делает  воздух  спертым и вызывает  у  некоторых
тошноту;  помнить, что  при  всех  условиях самым  трудным  для  спасающихся
является  тяжелое моральное  состояние; "для поддержания в них  воли к жизни
рекомендуются игры  в карты  (имеющиеся в  снабжении  плота)  и разгадывание
загадок".
     Заключительная  статья  инструкции  касается естественных  отправлений:
"Действие кишечника и мочеиспускание будут ненормальны.  Не тревожьтесь! Это
результат недостаточного количества принимаемой пищи и воды и ограниченности
движений".
     Таким образом,  если естественные отправления застопорятся, не впадайте
в панику, а продолжайте играть в карты или отгадывать загадки.
     Вообще, фирмы "Бофорт"  и  "Данлоп" демонстрируют настоящий  английский
юмор. Правда, они это делают всерьез.
     Кроме  индивидуальных  инструкций фирмы в соавторстве с фирмой "Эллиот"
сочинили коллективное "Руководство для терпящих  бедствие на море". Там тоже
много полезного и много юмора.
     Вопрос  курения  перестает  быть  спорным.  Соавторы  курить  разрешают
(очевидно, табачные фирмы свое дело сделали).
     От морской болезни  рекомендуются патентованные таблетки.  Если  они не
помогают,  нужно  "лечь  и  крепко  упереться головой  в какую-нибудь  часть
плота". Последний способ  мне  кажется дешевым и удобным. Он вполне доступен
даже пассажиру третьего класса.
     В  разделе "Наблюдение"  сказано, что  "для поиска  чего-либо  ночью, в
темноте,  необходимо  пользоваться  карманным  фонариком".  Очевидно,  фирмы
считают нецелесообразным использование гибнущими мощных дуговых прожекторов.
     "Встретившись  с  местными   жителями,  необходимо  обращаться  с  ними
доброжелательно, но избегать близкого общения". О, Британия!
     "Нельзя устраивать лагерь под кокосовыми пальмами, так как упавший орех
может убить человека".
     "Черепах ловят следующим образом: надо  напасть на  черепаху внезапно и
быстро перевернуть ее  на  спину". Короче говоря, предупреждать  черепаху  о
том,  что  ты собираешься  напасть на нее, не следует. Тем  более не следует
предупреждать черепаху о том, что ты собираешься  потом, "вытянув  ее шею из
панциря, перерезать горло или отрезать голову".
     Начинается руководство фразой, которая дышит сдержанной силой и типично
британским оптимизмом:
     "Терпящие бедствия  должны знать, что для  спасения  одной человеческой
жизни на море не жалеют ни средств, ни времени".
     Правда,  последняя  фраза  инструкции  несколько  противоречит  первой:
"Помните, ваша изобретательность и находчивость -- залог вашего спасения!"
     А у американских подводников в жаргоне есть выражение: "Поправка на И".
Употребляется выражение в пиковых ситуациях и расшифровывается как "Поправка
на Иисуса".
     Навертелась  в  этой  главе  такая  масса  ужасов и  страхов,  что  сам
вздрагиваю. Потому замечу, что сегодняшний торговый моряк рискует в сто  раз
меньше, нежели  вы, когда  едете в такси по Москве в февральский  гололед и,
опаздывая на самолет, торопите и понукаете шофера. А  крупные аварии на море
-- с полной гибелью судна  и экипажа -- чрезвычайно редки. Именно потому они
так  и заметны.  И еще  потому  заметны, что при  взгляде  со стороны есть в
морских катастрофах нечто особенно романтическое.
     Нигде в мире  вы, например, не  найдете специальных монастырей для вдов
погибших  в  гололед таксистов. А монастыри для вдов погибших в море моряков
--  есть. Один расположен на берегу Босфора. Другой (я сам видел в  бинокль,
на проходе)  -- на  маленьком островке в Ионическом архипелаге, на южном его
мысе.  Все суда, которые проходят  между Критом и  Грецией, проходят и  мимо
этого монастыря.
     Морские  вдовы  живут   на  высокой  горе,  вокруг  места  пустынные  и
производят впечатление дикости.  Видна тропинка  в кустарнике, она сбегает к
морю извилистой змейкой.
     Говорят, в  монастырь  принимают тех  вдов,  у которых  мужья не только
погибли в море, но и трупы которых не обнаружены.
     Море  не  оставило  таким  вдовам  возможности   прийти  на  могилку  и
поплакать.  Как  мрачно  сказал  один  английский  моряк:  "Море  не  ставит
побежденным кресты".