Яхтинг в России



Владимир Кунин - "Иванов и Рабинович или Ай гоу ту Хайфа"
 


КАК ВАСЯ И АРОН ВВЯЗАЛИСЬ В МОРСКОЙ БОЙ С ДВУМЯ САМЫМИ МОГУЧИМИ ВОЕННЫМИ ФЛОТАМИ В МИРЕ И С ЧЕСТЬЮ ВЫИГРАЛИ ЭТО ИСТОРИЧЕСКОЕ СРАЖЕНИЕ



КАК ВАСЯ И АРОН ВВЯЗАЛИСЬ В МОРСКОЙ БОЙ С ДВУМЯ САМЫМИ МОГУЧИМИ ВОЕННЫМИ ФЛОТАМИ В МИРЕ И С ЧЕСТЬЮ ВЫИГРАЛИ ЭТО ИСТОРИЧЕСКОЕ СРАЖЕНИЕ

Теперь в каюте не было живого места от газетно-журнальных вырезок! Когда Василий кончил прикнопливать к стенке последнюю вырезку из американского журнала со своей собственной фотографией крупным планом, от штурвала раздался голос Арона:

- Вась, а Вась! Выйди, глянь-ко, что еще за чудо такое?! Василий вылез из каюты и увидел метров в ста от яхты странное плоское серебристое сооружение типа огромной площадки с многочисленными сверкающими мачтачками.

- Давай, подворачивай поближе. Разберемся, - сказал Василий. - Становись к штурвалу, а я уберу паруса. Может, чего-нибудь там и пригодится...

Сооружение действительно оказалось большим - метров двадцать в длину и метров десять в ширину, - красивым плотом из гофрированного блескучего металла. Из него торчали в небо тонкие высокие мачты с какими-то радиоштуковинками на верхушках.

Плот стоял неподвижно - ни вперед, ни назад. Только покачивался слегка. То ли на якоре, то ли еще каким другим способом.

Арон и Василий вылезли из яхты на плот, накинули швартовый конец "Опричника" на одну из мачточек и стали расхаживать по этому плоту, прикидывая, нет ли на нем чего-нибудь такого, что может пригодится их "Опричнику" или вообще в хозяйстве...

Пока они разглядывали крепление мачт на плоту и соображали, каким способом легче всего эту мачту выкрутить, откуда ни возьмись из-за горизонта к плоту и яхте примчался большой военный катер с американским флагом.

- Ай гоу ту Хайфа! - тут же гордо представились Василий и Арон, уже привычно рассчитывая на свою популярность и на продолжение приятной беседы с такими симпатичными американскими военными моряками.

- Знаем! Знаем!.. Видели вас, дураков, по телевизору, читали про вас в прессе! - прокричали им с катера по-английски. - А теперь убирайтесь отсюда ко всем чертям! И немедленно!!! Это район совместных учений военно-морских сил Соединенных Штатов Америки и Советского Союза! Через двадцать минут начнутся ракетные стрельбы, а так как вы, кретины, стоите на Главной мишени, от вас даже пара не останется!

- Что он сказал? - спросил Василий у Арона.

Приветливо улыбаясь и приветственно помахивая рукой американскому катеру, Арон разобрал только про телевизор и прессу, а больше не понял ни единого слова. Но нахально сказал Василию:

- Говорит, что видел нас по телевизору и читал про нас в прессе. И спрашивает, не нужно ли нам чего.

- Да пошли ты его подальше. Я уже понял, как можно слямзить эти мачты... Пусть уплывают скорее! - сказал Василий.

- Вери, вери гуд!.. - крикнул Арон катеру. - Тенк ю вери мач! - Вы разве не слышали по радио предупреждения о стрельбах, идиоты?! - рявкнули на них с катера.

- Чего он сказал? - снова спросил Василий, уже свято уверовав в Арона, как в знатока английского языка.

- Айм ноу радио!.. - радостно сообщил катеру Арон и перевел Василию: Хочет, бедняга, поговорить с нами по радио, а я ему говорю, что радио у нас нет!..

- Вам осталось жить всего двадцать минут, болваны!!! - Шурли!.. Тенк ю! Бай-бай, ребята! - расточая улыбки, помахал катеру Арон. Вася тоже улыбнулся и тоже помахал рукой.

С катера посмотрели на них круглыми глазами, покрутили пальцем у виска, запустили двигатель и умчались опять за горизонт...

... откуда вдруг стали появляться далекие силуэты каких-то кораблей. - Смотри, пароходиков сколько!.. - удивился Василий. То пусто, то густо!

- И вон! Гляди, гляди!.. - прокричал Арон, указывая в противоположную сторону.

Василий развернулся на сто восемьдесят градусов и увидел еще одну группу судов, появившихся из-за горизонта, но с другой стороны света.

... Когда одна из мачточек была уже почти вывинчена и Арон радостным голосом обещал Василию сделать из нее для "Опричника" такой флагшток, что с ним будет не стыдно войти в любой порт мира...

... со стороны одной группы "пароходиков" и со стороны другой - противоположной раздалось далекое тревожное уханье, воздух наполнился душераздирающим свистом и гулом и вокруг серебристого плота, на котором возились Арон и Василий, море стадо вдруг вспучиваться гигантскими фонтанами ракетных взрывов!..

Пришвартованный к плоту тринадцатитонный "Опричник", словно пушинка, подпрыгнул в воздух, ударился концами и кормой о плот, снова отскочил на длину швартового конца и снова ударился!..

От приближающихся разрывов серебристый плот бросало из стороны в сторону. Василий и Арон, из последних сил поддерживая друг друга, цеплялись за тоненькие мачточки...

- Вот теперь нам, кажется, пришел полный пиздец... - в отчаянии простонал Арон.

- Погоди, Ароша... Может, выгребемся... - прохрипел Василий. Арон изловчился и перекинул Василия в яхту. Впрыгнул в нее сам, выхватил из чехла свой пиратский нож и одним взмахом отхватил швартовый конец, удерживавший яхту у главной мишени совместных боевых действий двух самых могучих в мире флотов.

А с военного американского катера, на бешеной скорости летевшего к своим кораблям, истерически кричали в микрофон:

- Прекратите огонь!!! Прекратите огонь!.. Радируйте русским, чтобы прекратили огонь!!! В районе главной мишени - деревянная яхта с двумя психопатами!!! Прекратите огонь! Сообщите русским! Немедленно сообщите русским!..

На американском флагмане все схватились за головы! - Прекратите огонь!!! - понеслось по всем службам. - Деревянная яхта в районе главной мишени!...

- Вот почему ее не было видно на локаторе!... Советский ракетный крейсер успел сделать еще три залпа прежде, чем с мостика раздалась команда:

- Прекратите огонь! Коллеги сообщают, что у главной мишени болтается какая-то яхта!..

- Ну, так пусть пеняет на себя! Всех предупреждали... После короткого разбега с огромного американского авианосца в воздух взмыли сразу три самолета...

С флагманского корабля американцев поднялись два вертолета - разведчик и санитарный.

- Постарайтесь выловить хотя бы трупы!.. - кричали им вслед по радио. На советском флагмане адмирал приказал капитану первого ранга:

- Поднимите вертолет, узнайте в чем дело.

- Слушаюсь! - сказал каперанг и пожал плечами: - Накрыли, как пить дать. Только горючее будем зря жечь...

- Выполняйте, - сухо сказал адмирал.

"Опричник" стоял с наполовину поднятыми парусами, а вокруг него плавали рваные остатки гофрированной платформы - главной мишени для ракетных морских стрельб. На некоторых больших кусках сохранились облюбованные Ароном и Васей мачточки - шесты с радиолокационными отражателями, сообщавшими военным кораблям о местонахождении мишени...

В воздухе стоял рев реактивных двигателей. Это совсем рядом садились на свой авианосец три американских самолета. Разведывательный вертолет военно-морских сил США тоже усаживался на палубу своего флагмана.

Над "Опричником" остались висеть только два вертолета - американский санитарный и русский - посланный по приказанию советского адмирала.

Все военные корабли - и русские, и американские, подошли чуть ли не вплотную к яхте и встали, окружив "Опричника" широким грозным кольцом.

Рядом с авианосцем, ракетными крейсерами, эсминцами, противолодочными кораблями и прочей военной водоплавающей техникой под государственными флагами самых сильных держав планеты, от киля до клотика упиханные смертоносным оружием, способные уничтожить полмира за десять минут...

... маленький, деревянный "Опричник" казался жалкой и робкой козявкой, которую окружило стадо слонов и гиппопотамов.

А два вертолета, почти касающиеся его мачты, очень напоминали двух кондоров, которые только и ждут, чтобы броситься сверху на эту козявку и растерзать ее в клочья!..

Тем более, что с советского вертолета летчик откровенно грозил кулаком Арону и Василию и, с нотками сожаления в голосе, докладывал своему флагману:

- Живы, сволочи! Это те два жида, про которых нам еще на прошлой неделе говорили!..

- Возвращайтесь на базу! - последовал приказ. Вертолет взмыл вверх и пошел к своему кораблю... Американский санитарный вертолет тоже докладывал своему начальству: - Все о'кей, сэр! Живы-здоровы! Яхта на плаву, сэр! Кажется, наша помощь не нужна. Но я вижу только двоих, а на такой яхте...

- Их всегда было только двое. Вы уверены, что им не нужна помощь? - Да! Я отлично вижу, как они возятся на яхте и что-то кричат. Скорее всего, это обычный шок. Для этого у меня есть прекрасное лекарство, сэр!

А на "Опричнике" разъяренные Василий и Арон поднимали паруса и злобно орали на огромные военные корабли, окружившие их яхту:

- Засранцы!!!

- Чего вылупились, подлюги?! - Делать вам не хрена, гадам!!! - Стрелять они учатся, падлы!.. - Вам надо учиться в мире жить, а не стрелять, суки рваные!!! Но вот паруса уже подняты и наполнены ветром.

- Врубай еще и двигатель! - кричит Василий. - В гробу мы их всех видели и в белых тапочках!!!

Арон завел дизель и завопил всем кораблям - и советским, и американским:

- А ну, разойдись, дерьмо собачье! Вперед, Васька!!! Послушно повинуясь штурвалу, на хорошей скорости "Опричник" стал выходить из этого страшного военного кольца. Гордо трепетал на ветру зеленый, уже порядком выгоревший и выцветший, ничейный флаг "Опричника"... Американский санитарный вертолет немного проводил их, сбросил им в кокпит пластмассовый тубус с вымпелом и улетел.

- С кораблей не добили, решили с воздуха доклевать, - пробормотал Арон. - Васька! Посмотри, чего там...

Василий поднял тубус, отвинтил крышку и вытащил оттуда... большой красочный журнал "Луи" с роскошными голыми и полуодетыми девками!

- Елочки точеные!.. - сказал он и сунул журнал под нос Арону. - Гляди-ка, Ароша! Ничего себе уха?..

Не отрываясь от штурвала, Арон скосил глаза на раскрытый журнал, обалдело покачал головой и сказал:

- С этого надо было и начинать, а не пулять в нас!






[an error occurred while processing this directive]