Яхтинг в России



Владимир Кунин - "Иванов и Рабинович или Ай гоу ту Хайфа"
 


КАК "... СЛАВА - ЯРКАЯ ЗАПЛАТА НА ВЕТХОМ РУБИЩЕ" И Т. Д.



КАК "... СЛАВА - ЯРКАЯ ЗАПЛАТА НА ВЕТХОМ РУБИЩЕ" И Т. Д.

На следующий день их догнало французское пассажирское круизное судно. - Ай гоу ту Хайфа!!! - кричали им сотни полторы пассажиров, облепив борт, со стороны которого параллельным курсом шел "Опричник". - Ай гоу ту Хайфа!..

Чтобы уравнять скорость, судно застопорило машины и по всем международным законам морской вежливости даже приспустило флаг в знак приветствия Арона и Василия!

Вася тоже быстренько опустил зеленый платок маленькой стамбульской проститутки до середины древка от швабры, верно служившему "Опричнику" флагштоком.

С французского судна грянули аплодисменты! - Нужна ли вам какая-нибудь помощь, продукты, деньги? - крикнули им по-английски с мостика в мощный мегафон.

- Ноу! Ноу!.. - благодарно отмахивались Василий и Арон. Арон бойко вопил в рупор, свернутый из старой отработанной карты: - Айм вери глэд ту си ю!!! Айм вери глэд ту си ю!.. Тенк ю вери мач!.. Тенк ю вери мач!!!

- Не хотите ли подняться к нам на борт, принять ванну и пообедать с капитаном? - спросили с мостика.

- Тенк ю! Тенк ю вери мач!.. Айм сори! Сори, говорю!.. Времени нет! - отвечал Арон в рупор, разводил руки в стороны и показывал на часы - дескать, "нет ни одной свободной минутки... "

С яхты было хорошо видно, как пассажиры вдруг засуетились, стали что-то запихивать в большой пластиковый мешок и привязывать к нему веревку. При этом пассажиры хохотали и что-то кричали вразнобой по-французски.

- Чего это они, Арон? - спросил Василий. - А кто их знает... Ни по нашему вопят, ни по-английскому. Ни черта не разберешь!..

Тем временем пассажиры перекинули мешок за борт и стали осторожно опускать его в "Опричник". Арон и Василий приняли пластиковый мешок, и как только пассажиры убедились в том, что теперь мешку не грозит никакая опасность, они тут же сбросили на яхту и веревку.

Лайнер гуднул на прощание так, что Арон и Василий чуть не попадали от испуга и, постепенно набирая скорость, двинулся вперед.

- Аллон з, анфан де ля патри-и-и... - пело несколько десятков пассажиров.

Когда французское пассажирское судно стало совсем-совсем маленьким, Василий сказал Арону:

- Посмотри, чего в мешке-то. Мне его никак не развязать, и стыдливо объяснил: рука совсем запухла...

- Я тебе на ночь компресс сделаю, - пообещал ему Арон, и сам взялся развязывать пластиковый мешок.

Первое, что он оттуда вынул - была бутылка "Курвуазье". - Годится! - сказал Василий. - А то мы по этому делу - на исходе. Чего там дальше?

Арон удивленно посмотрел в мешок и вытащил целую кипу газет и журналов. Полистал их, вгляделся и всплеснул руками:

- Батюшки светы!.. Ну, дают капиталисты!..

Греческие и французские, турецкие и испанские, английские и немецкие, американские и шведские, итальянские и израильские газеты и журналы пестрели уже известными и еще не виденными фотографиями "Опричника" и его владельцев - Василия Рабиновича и Арона Иванова!

Все статьи о них, независимо от языка, на котором была выпущена газета или издан журнал, назывались по-английски:

- "АЙ ГОУ ТУ ХАЙФА! "...






[an error occurred while processing this directive]