Яхтинг в России



Владимир Кунин - "Иванов и Рабинович или Ай гоу ту Хайфа"
 


КАК ПОЙМАТЬ БОЛЬШУЮ РЫБУ



КАК ПОЙМАТЬ БОЛЬШУЮ РЫБУ

На вторые сутки скандального и трагического захода в Чанаккале, уже в Эгейском море, совершенно обессилевший от голода Василий буквально висел на штурвале.

Руки его были заняты, и он снова нацепил на шею пюпитр, и теперь, без отрыва от судовождения, вслух читал лоцию...

Арон при помощи пассатижей, молотка, трех гвоздей и старой консервной банки, служившей до сего момента пепельницей, изготавливал уродливую, но внушительную блесну.

Лица их еще потемнели, небритая щетина начала превращаться в некое начальное подобие бород.

- "... Плавание в Эгейском море с использованием радиотехнических средств не представляет трудности... ". Слышишь, Арон?

- Слышу!

- "... так как обрывистые берега моря и многочисленные острова четко изображаются на экране радиолокатора". Арон!.. Ты смотришь на экран радиолокатора?

- А как же! Не отрываюсь... - пробормотал Арон, расклепывая самодельный крючок на "теле" блесны.

- Думаешь, что-нибудь поймаем?.. - А хрен его знает... - Арон взялся привязывать к блесне конец тонкого капронового шнура, намотанного на большую катушку.

- "К особым явлениям, которые следует учитывать при плавании в Эгейском море, следует отнести сейсмическую и вулканическую деятельность и миражи... " - читал Василий.

- Только этого нам еще не хватало!.. - Арон безуспешно пытался совладать с премудростями морского узла. - Васька! Помоги завязать беседочный узел... Я с голодухи все позабыл.

- Подержи баранку... - Василий передал штурвал Арону и ловко зазязал узел на блесне. - Только затяни потуже. У меня сил нет... Откуда такой шнур?

- Нашел среди вещей Марксена Ивановича. - Он нам даже после смерти ворожит... - тихо сказал Василий. Арон туго затянул изготовленный Василием узел, раскрутил блесну, словно пращу, над головой, и с криком:

- Помоги, Господи, жрать же хочется!.. - далеко забросил блесну в море.

Сел лицом к корме и уставился на воду. В одну точку. Туда, куда уходит белый капроновый шнур Марксена Ивановича Муравича...

- "... в Греции следующие нерабочие (праздничные) дни"... - снова читал Василий. - "Первого января - Новый год; шестого января - Крещение; двадцать пятого марта - День независимости... " Ну, как там, Арон?..

- Не клюет, стерва. Читай дальше...

- "Двадцать первого мая - День святого Константина; пятнадцатого августа - Успенье... " Ну, и так далее. И во все эти праздничные и выходные во всех портах Греции - полная халява! Представляешь? Вода, электричество, стоянка - все бесплатно! Ай да греки!.. Надо же!

Арона вдруг рвануло к корме, шнур врезался ему в руку и он истошно закричал, наматывая шнур на швартовую утку:

- Есть!.. Есть, Васюся!.. Здоровая, падла!!! Срывая с шеи пюпитр с лоцией, Василий бросил штурвал и кинулся к Арону.

Но "Опричник" не простил такого предательства! Из стороны в сторону резко качнулся гик, заполоскал, захлопал большой парус, застрелял стаксель, и яхту стало опасно разворачивать носом к ветру.

- Марш на место, Васька!.. - крикнул Арон. - Держи судно по курсу! В панике Василий снова ухватился за штурвал, с невероятным трудом вернул яхту в прежнее положение, а сизый от натуги Арон все подтягивал и подтягивал к корме что-то мощное, тяжелое, яростно сопротивляющееся!..

- Ох, здоровая, блядюга! На неделю хватит, не меньше!.. - хрипя, приговаривал Арон. - Ну, иди ко мне, рыбка... Иди, миленькая.

- Держи ее, Арончик!.. - кричал Василий и все время поворачивался к корме, стараясь не упустить ни одного момента борьбы Арона с рыбиной. Аккуратненько!.. По малу, по малу!.. Не дергай только!.. Тяни, тяни ее!..

- Не каркай под руку! - огрызнулся Арон, и сладким до приторности голосом взывал к рыбе: - Ну, иди ко мне, моя лапочка!.. Сладенькая моя... Рыбонька моя любименькая!.. Что же ты дергаешься, сучка?! Мы же двое суток крошки во рту не имели... Совесть у тебя есть?! Рыбочка!.. Ну, пожалуйста...

А рыба была все ближе и ближе к корме, мокрый шнур спутанными петлями ложился на решетку кокпита, Арон хрипел от натуги, Василий с вывернутой к корме головой истерически выплясывал у штурвала и приговаривал с какой-то сумасшедшинкой в голосе:

- Если так долго не везет, то ведь должно повезти?.. Правильно? Мы же никому ничего плохого не сделали?.. Мы себе плывем и плывем. Нам немножечко, хотя бы немножечко покушать, и мы поплывем дальше. А что консулы нас не признали - так это ничего... Их тоже понять можно... И потом, консулы - не народ... А народ... Простые люди нас поймут... Арон!!! Смотри!!! - неожиданно завизжал Василий.

Но Арон и сам видел, как из воды, прямо в синее небо взлетела огромная, метра в полтора, толщенная рыбина, на мгновение зависла в воздухе и шумно шлепнулась обратно в воду!

Последовал страшный рывок, Арон чудом не перелетел через корму и упал на настил кокпита с ослабевшим, вялым шнуром в изрезанных руках...

Еще не веря в произошедшее, он вытащил из воды шнур с оборванным крючком, поднял глаза к небу и тихо спросил:

- Боженька... Что же ты над нами так измываешься, мать твою богородицу в душу так?!






[an error occurred while processing this directive]