Яхтинг в России



Владимир Кунин - "Иванов и Рабинович или Ай гоу ту Хайфа"
 


КАК БЫЛ БЛОКИРОВАН ПОРТ ЧАНАККАЛЕ



КАК БЫЛ БЛОКИРОВАН ПОРТ ЧАНАККАЛЕ

Под парусами нахально вошли в пролив Дарданеллы и включили двигатель только тогда, когда справа по борту возникли бледно-желтые утесы восточного склона горы Ак Ярлар.

Ветер был слабенький, попутный, и убрать паруса не представляло большой сложности. Тем более, что в действиях Василия и Арона уже зримо проглядывал тот необходимый комплекс навыков, о котором при выходе из Одессы они и мечтать не смели.

Но так как в жизни ничего не дается даром, а, выражаясь научно, все проистекает по строгим законам компенсаторного замещения, то, приобретя кое-какую уверенность в управлении яхтой, Арон и Василий стали быстро утрачивать тот нормальный человеческий облик, в котором они, казалось бы, совсем недавно покидали родные берега.

Одежда их была уже сильно потрепана, количество пуговиц - значительно меньше количества соответствующих им петель. Загорели похудевшие лица - не бриты, из-под черных пиратских шапочек с длинными козырьками и желтыми иероглифами вылезали нестриженные полуседые космы.

Несмотря на жару, в голосах появилась простудная хрипотца. Глаза провалились от постоянного недосыпа и усталости, руки были иссечены шкотами.

- В Гелиболу будем заходить? - спросил Василий, уступая Арону штурвал.

Арон встал к рулю, обстоятельно осмотрел ближний правый берег и сказал:

- Принеси карту. Вася притащил из каюты карту. Арон заглянул в нее и сказал небрежно: - Пошла она, эта Гелибола! В гробу я ее видел вместе со всеми Дарданеллами... Дойдем до Чанаккале, там и заночуем. Посчитай расстояние и загляни в лоцию.

Что-то в интонации Арона прозвучало такое, что Василий посмотрел на него с уважительным удивлением и безропотно полез в каюту.

- Да!.. И еще, Вася... - вспомнил Арон. - Я там пошуровал на камбузе - так перловка и пшено малость того... Отсырели. Пока идем под двигателем, да пока солнышко, расстели стаксель на рубке, просуши крупу. А то заплесневеет - совсем по миру пойдем. В порту встанем - кашки наварим, постираемся. А то от меня, как от козла уже... О'кей?

- Ноу проблем! - крикнул Вася из каюты.

В табуне больших и малых судов и суденышек входили в порт Чанаккале...

Только было направились к причальной стенке для яхт и прогулочных лодок, как от пирса сразу же на большой скорости отвалил полицейский катер и, вздымая за собой высоченный водяной бурун, помчался наперерез "Опричнику".

В катере стояли представитель иммиграционной полиции, чиновник службы безопасности, таможенник и два репортера.

- Это они, они... - сказал полицейский и ткнул пальцем в Стамбульскую газету с фотографиями "Опричника" и его владельцев.

- Это их почерк! - обеспокоенно проговорил чиновник службы контроля безопасности. Не запросить ни лоцмана, ни разрешения захода в порт, не дать о себе никакого радио!..

- А может быть, у них вообще нет радио?! - вступился за "Опричник" один из репортеров.

- На яхте стоимостью в несколько миллионов долларов? Не смешите меня!.. - сказал таможенник.

- Но вы не имеете права запретить им подойти к причалу! - сказал второй репортер.

- Я осуществляю контроль безопасности своего государства и имею право на все!

- А я получил строжайшее указание от своего начальства... - начал было полицейский, но первый репортер перебил его:

- Их связи с пиратами Ши Го-сюна не доказаны! Запрещая им стоянку в Чинаккале, вы нарушаете все международные правила! Это может вылиться в скандал мирового уровня!

- Никакого скандала не будет, - спокойно сказал таможенник. Сегодня они не принадлежат ни одной стране. За них просто некому заступиться...

- Тем более это отвратительно! - потряс газетой второй репортер, вгляделся в "Опричник" и охнул: - О, Аллах всемогущий!.. Что у них за флаг на корме?!

Полицейский поднес бинокль к глазам и презрительно сказал: - К тому же они еще и идиоты. Такие тряпки носят почти все портовые проститутки!..

И прокричал в мощный мегафон по-английски: - Яхта "Опричник"! Прекратить движение, остановить двигатель!.. - Кян ай э терминал?! - надрывался Арон. - Ай гоу ту Хайфа, едрена вошь!!! Васька! Кажется, Яцек был прав. - Теперь они нас будут всю дорогу тормозить, суки...

Спустя полминуты "Опричник" и катер стояли в пятнадцати метрах друг от друга, и это небольшое расстояние было покрыто таким чудовищным русским матом, такими истошными криками иммиграционного полицейского и представителя службы безопасности порта Чанаккале, что казалось, по этому участку воды, разделявшему катер и яхту, можно пройти легкой походкой Иисуса Христа "аки по суху"...

Репортеры щелкали камерами, записывали на магнитофон весь этот гвалт и всячески поддерживали Арона и Василия, пока иммиграционный полицейский и представитель службы безопасности не крикнули хором:

- Ноу!!! - и недвусмысленно показали, дескать, "Вон из бухты! ". Катер взбутетенил за кормой воду, бешено набрал скорость, угрожающе обогнул "Опричник" и ушел, на прощание обдав его почти до середины мачты высоченной веерной волной...

... которая окатила Василия и Арона с головы до ног и мгновенно смыла С КРЫШИ РУБКИ ВСЕ ОСТАТКИ ПЕРЛОВОЙ И ПШЕННОЙ КРУПЫ, в секунду лишив владельцев многомиллионной яхты последнего провианта и предоставив им полную возможность в скором времени умереть тихой и голодной смертью!..






[an error occurred while processing this directive]