Яхтинг в России



Владимир Кунин - "Иванов и Рабинович или Ай гоу ту Хайфа"
 


КАК ЗАДУШЕВНО ПОБОЛТАТЬ НА СТОМЕТРОВОЙ ГЛУБИНЕ!



КАК ЗАДУШЕВНО ПОБОЛТАТЬ НА СТОМЕТРОВОЙ ГЛУБИНЕ!

Глубоко под водой шла подводная лодка. Ни один луч света не проникал в мрачные черноморские глубины, и силуэт лодки лишь угадывался в кромешной тьме подводного царства.

Во всех отсеках лодки, словно каторжане в рудниках, работали измученные люди. Потухшие глаза, усталые лица, залитые потом, широко раскрытые рты от недостатка воздуха. Каждый на своем месте - у своего пульта, у своего агрегата, у своего дисплея... Негромкие отрывистые команды, короткие ответы.

... В маленькой тесной каюте командира подводной лодки очень пьяный капитан второго ранга говорил не очень пьяному человеку в штатском:

- У нас, Феликс Эдмундович...

- Сергеевич, - поправил командира человек в штатском. - Виноват... У нас, Феликс Сергеевич, на лодке строжайший, категорический сухой закон!.. Но для вас, Феликс Эдмундович...

- Сергеевич, - снова поправил Феликс Сергеевич командира. - "Сергеевич"... "Эдмундович"... Какая разница?.. Все вы "Феликсы Эдмундовичи"! Давай, Эдмундыч, выпьем с тобой за упокой души этих... На яхте... Которых ты допрашивал... Феликс Сергеевич поднял свою рюмку, усмехнулся:

- Ну зачем "за упокой души"... Это серьезные, опытные люди... Командир лодки рассмеялся, тоже поднял свою рюмку:

- Опытные!.. Я видел, как они в дрейф ложились, как паруса убирали... - А может быть, так было нужно?

- Я тебя умоляю!.. Они уже покойники. Давай выпьем! - За их успех с удовольствием! - приподнято произнес Феликс Сергеевич, посмотрел куда-то вдаль слегка увлажненными глазами и медленно выпил рюмку до дна.

Командир лодки тоже собрался было выпить, но вдруг увидел лицо Феликса Сергеевича, все еще хранившее торжественное выражение, и все понял! Он поставил рюмку на стол и ошеломленно спросил:

- Так это, что... ВАШИ ЛЮДИ?!

Феликс Сергеевич горделиво улыбнулся и красноречиво промолчал. Командир лодки прямо зашелся от бешенства! Закричал:

- Мы каждую минуту жизнью рискуем!.. А вы!.. На наши деньги! Да если бы я знал!.. Я бы по ним еще до всплытия так жахнул, что от них даже дыма не осталось бы!!! Ползаете, сволочи, по всему свету, мутите воду, строите разные пакости, а расхлебывать нам?!

Феликс Сергеевич тихонько вынул из кармана диктофон, включил его и незаметно положил на стол под салфетку.

- Мне бы не хотелось разговаривать в таком тоне, - степенно сказал он.

- Молча-а-ать!!! - рявкнул командир лодки, схватил со стола одну из бутылок и с размаху ударил ее как раз по тому месту, где под салфеткой лежал включенный диктофон. Брызнули во все стороны осколки. - Молчать! Я здесь царь и бог, и воинский начальник!!! Я один, своей старой дерьмовой лодкой, даже не всплывая, могу в одну секунду развязать третью мировую войну!!! Я пасу такой ядерный заряд, что тебе Чернобыль покажется раем!.. Слышишь ты, Эдмундыч хуев?!

Феликс Сергеевич не на шутку испугался: - Я не хотел сказать ничего обидного... Я ценю ваше повседневное мужество, я с глубочайшим вниманием отношусь ко всему, что вы говорите... - он незаметно заглянул под салфетку и увидел там ошметки от диктофона. - Боже меня сохрани, что либо...

- Вот именно... - уже негромко, приходя в себя, сказал капитан второго ранга и залпом выпил большую рюмку. И повторил:

- Вот именно - Боже тебя сохрани! А то я прикажу записать в вахтенный журнал, что ты погиб при исполнении служебных обязанностей и... привет, Феликс Эдмундович! Понял?..






[an error occurred while processing this directive]