Яхтинг в России



Владимир Кунин - "Иванов и Рабинович или Ай гоу ту Хайфа"
 


КАК ПОКУПАЮТ ПАРУСА



КАК ПОКУПАЮТ ПАРУСА

Волоча за собой тяжелый рюкзак, Марксен Иванович с трудом вылез из трамвая. Отдышался, закинул рюкзак за спину, прошагал немного от остановки и завернул за угол. И сразу же увидел "Москвич" Арона, стоявший у дома.

Муравич улыбнулся, подошел к автомобилю, погладил его по капоту, как члена семьи близких ему людей, и вошел в парадный подъезд.

Дверь ему открыл Арон, тут же перехватил тяжелый рюкзак и недовольно сказал:

- Сколько раз говорить, чтобы вы не таскали ничего! Что за упрямство?! Подождать не могли, пока я приеду за вами?

- Тут бинокль, барометр, компас, корабельные часы, коекакие навигационные инструменты... - виновато проговорил Марксен Иванович. - Разные мелочи, оставшиеся у меня от прошлых лет. Все, что потом очень пригодится в море... А еще я вам принес в подарок книжечку...

Марксен Иванович достал из большого кармана рюкзака толстую синюю книгу и дал ее Арону. Арон открыл книгу, прочитал вслух:

- "Справочник яхтсмена"... Боб Бонд...

- Замечательная книжонка! - радостно сказал Марксен Иванович. - Ну, буквально все, что вам нужно знать о яхте, о море, о такелаже. Просто прелесть! И таким доходчивым языком написана!.. Тут все ситуации, с которыми вам, может быть, придется столкнуться... Это должно быть вашей настольной книгой!.. А где Вася?

- Здесь я, здесь, Марксен Иванович!.. - закричал Вася из комнаты. - Проходите! Я для вас сюрприз приготовил! Марксен Иванович переступил порог комнаты и ахнул... Квартира была абсолютно пустой. Ни стульев, ни стола, ни дивана, ни шкафа... Небогатый гардероб Арона Иванова и Василия Рабиновича висел на гвоздях, вбитых в голые стены.

На кухне, кроме замызганной плиты и сваленных в угол сковородок и кастрюль, тоже не было ничего. Только японский календарь восьмидесятого года с голыми японочками болтался на двери.

- Боже мой... А где же мебель?.. - растерялся Марксен Иванович. Вася взял Марксена Ивановича за руку, провел его во вторую пустую комнату и торжественно показал на четыре яхтенные лебедки, лежавшие на полу:

- А вот и мебель!!! - Сами говорили, что без этого нам в море не выйти!

- Да, да... Конечно, - Марксен Иванович присел на корточки, осмотрел лебедки. - Очень, очень хорошие лебедки, но...

- Когда в стране нет ни хрена, когда в магазинах за мебель дерут три цены, так и наша рухлядь пошла будьте-нате! - пребывая в полной эйфории от своих деловых качеств, прокричал Василий. Копеечка в копеечку! Мы еще в наваре на четыре сотни!..

- Фантастика... - прошептал Марксен Иванович. - То ли еще будет! - пообещал Вася.

И тут же раздался входной звонок.

- Эт-то еще кого несет? - удивился Арон. Вася бросил взгляд на часы и восхитился: - Во, деловые ребята! Крутые - дальше некуда!.. Это те, которые твою квартиру купили.

- Ты квартиру продал?! Ну, сукин кот!!! Ну, Васька... - Так это же наши паруса!!! - закричал Василий и побежал открывать дверь. - Ты чем за паруса собираешься платить?! Поцелуями? Или у тебя есть заначка в десять штук?! Раздолбай!..

Марксен Иванович и Арон ошеломленно переглянулись. Вася открыл входную дверь и впустил в квартиру...

... ДВУХ ПРИЯТЕЛЕЙ ВОВИКА-МАЖОРА, которых Арон десять дней тому назад избил ночью на улице!

Один был с палочкой, прихрамывал. Половина физиономии синяя, глаз заплыл.

У второго - рука в гипсе, голова перевязана, верхняя губа вздута. Однако во всем "фирмово-кооперативном", с перстнями, с толстыми золотыми цепочками на могучих шеях.

Арон увидел, КТО к ним пришел, и с быстротой молнии метнулся в ванную комнату. Нашарил под умывальником большой разводной ключ и вышел к гостям уже в полной боевой форме, готовый ко всему.

Первым делом он перекрыл собой Марксена Ивановича, отодвинул в сторону Васю и, подбросив на руке тяжелый разводной ключ, спросил, нехорошо улыбаясь:

- С чем пожаловали? Один - с палочкой и заплывшим глазом, добродушно сказал Арону: - Привет! Где-то я тебя, по-моему, видел?..

- Вполне возможно, - ответил Арон и поудобнее перехватил ключ. - Да ты что, Арон?! Это же друзья Вовика-мажора! - воскликнул Вася. Разве я тебе не говорил? Вовик сейчас в больнице, а ребята твою квартиру купили... Они же в катастрофу попали! Вовик свою "девятку" - в хлам!.. Хорошо еще, что живы остались...

- Кто же это вас так? - ухмыльнулся Арон, поигрывая ключом. - Нажрались в кабаке, прихватили водяры, каких-то блядей и поехали на хату... Где-то на Васильевском в траншею влетели. Тачке, извиняюсь, пиздец. Вовик до сих пор в травме Первого мединститута, а мы вот... Слушай, где-то я тебя видел!..

- Я ж сказал - возможно, - Арон цепко следил за гостями. - А как же девки? - искренне поинтересовался Василий.

- Когда нас утром из ямы выгребли - девок не было, - сказал один. - А, может, они нам еще раньше "динамо" крутанули.

- Я, к примеру, ресторан помню, прошмандовок этих помню. А вот дальше... Гуляли ж по-черному. Пардон за извинение! - рассмеялся второй. - Ничего не помню...

- И Вовик не помнит? - осторожно спросил Арон. - Ты что?! Мажор вообще в полном отрубе!.. Ладно. К делу. Хромой вытащил из кармана три запечатанные пачки пятидесятирублевок и протянул их Васе:

- Пятнашка, как договаривались. Второй, с перевязанной головой и рукой в гипсе, достал документы и сказал Арону:

- Держи. Тут твои ксивы, а это мои. Порядок? Арон посмотрел документы, удивленно покачал головой: - Ну и шустрики!..

- Так все же схвачено, батя! - польщенно рассмеялись приятели Вовика. - Все жить хотят - и райком, и горсовет, и ментовка. Твой корешок сказал - "надо срочно", мы срочно и сделали. Есть проблемы?

- Нет, - ответил Арон. - Вот только бабки пересчитаю. - Арон!.. Свои же ребята... - устыдился проверки Василий. Но Арон так на него посмотрел, что Вася тут же заткнулся. - Не боись, Арон, - сказал один. - Не "кукла". Не держи нас за дешевых фрайеров. Мы - мальчики деловые. Ты нас не знаешь, мы тебя не знаем. Тебе - капуста, нам - хата, и разбежались.

Арон ласково оглядел двух искалеченных им парней и сказал: - Вот и ладушки. Раз вы меня не знаете, раз я вас впервые вижу - тем более, посчитаю. Подержи-ка, Марксен Иванович.

Он протянул Муравичу разводной ключ и повернулся к Василию: - Ну-ка, дай сюда бабки.

Разорвал все три запечатанные пачки и стал медленно пересчитывать, шевеля губами точно так же, как он это делал, когда считал капли для Марксена Ивановича...






[an error occurred while processing this directive]