Яхтинг в России



Владимир Кунин - "Иванов и Рабинович или Ай гоу ту Хайфа"
 


КАК ВОВИК-МАЖОР С ПРИЯТЕЛЯМИ ПОПАЛ В НЕПРИЯТНУЮ ИСТОРИЮ



КАК ВОВИК-МАЖОР С ПРИЯТЕЛЯМИ ПОПАЛ В НЕПРИЯТНУЮ ИСТОРИЮ

Арон медленно пробирался по разрытой Десятой линии Васильевского острова к дому Марксена Ивановича. Глубокие траншеи для смены канализационных труб избороздили почти всю улицу. Высились горы вынутой из траншей земли. Арон осторожно лавировал среди всего этого бедлама.

И вдруг увидел у самой большой и глубокой траншеи великолепную черную "девятку" Вовика-мажора. Она перекрывала проезд Арону. Пришлось остановиться в нескольких метрах.

Около "девятки" шла какая-то возня. Арон вгляделся и увидел плачущую Ривку, у которой текла кровь из носа. Вовик-мажор тащил ее в машину, а Ривка плакала и упиралась. С другой стороны двое приятелей Вовика втаскивали в "девятку" рыдающую Клавку в разорванном платье.

Не выключая двигатель, Арон вышел из своего "Москвича" и, не глядя на Ривку и Клавку, спросил:

- Что за разборки, Вовик? - Арон Моисеевич!!! - захохотал Вовик. Товарищ Иванов!.. Король шиномонтажников!.. Спокуха, ребята! Не трухайте - свои!..

Увидев Арона, Клавка и Ривка испугались еще больше... Но Арон даже не взглянул в их сторону.

- Что за разборки, Вовик? Я тебя спрашиваю... - Да вот телки упираются, не хотят платить по счету! - И что они вам задолжали? - спросил Арон.

- Всего лишь ночь любви, папаша, - рассмеялся один. - А может, вы им не нравитесь, - сказал Арон.

- А в кабаке с нами сидеть им нравилось? - спросил второй. - Тоже верно... - задумчиво произнес Арон.

И вдруг со страшной силой ударил кулаком в лицо одного приятеля Вовика и тут же - второго. Вовика он схватил за волосы и с размаху хрястнул физиономией об капот черной "девятки"...

Один из приятелей Вовика стал было подниматься, но Арон безжалостно засадил ему ногой в живот, а второму наступил на шею и сказал:

- Только шевельнитесь, сивки, я из вас таких клоунов наделаю!.. - он приподнял за волосы окровавленного Вовика-мажора и спросил: - Выпивка есть?

Вовик что-то промычал разбитым ртом и показал на заднее сиденье своей машины. Арон вытащил оттуда бутылку коньяку и большую бутылку водки.

- Открывай! - сказал он Ривке.

Та трясущимися руками откупорила обе бутылки. Арон взял коньяк и стал его насильно вливать в разбитый рот Вовика.

- Пей, сученок, пей! Чтобы ни капли не осталось!.. Зато потом, когда тебя милиция начнет напрягать, сможешь сказать, что был в жопу пьяный и ничего не помнишь...

Вовик захлебывался, глотал коньяк вместе с кровью... Арон заставил его выпить всю бутылку. Потом он стал вливать водку в одного из приятелей Вовика. Тот попытался было встать, но Арон снова сильно ударил его в живот и влил в него половину большой бутылки "Московской".

Вторую половину бутылки он насильно скормил приятелю Вовика. Когда тот проглотил последние капли "Московской", Арон волоком втащил его в "девятку", рядом с ним погрузил бесчувственного второго приятеля, а Вовика усадил за руль, предварительно вывернув колеса "девятки" в сторону глубокой траншеи.

Затем Арон влез в свой "Москвич", завел двигатель, включил скорость и резко дал газ.

"Москвич" рванул с места, сильно ударил роскошную "девятку" в задний бампер, и та покатилась прямо в траншею.

Раздался грохот падающего автомобиля, и через секунду, когда развеялась пыль, из глубокой траншеи торчал только багажник великолепной в прошлом "девятки"...

Арон вылез из "Москвича", хозяйственно осмотрел искалеченную облицовку своей машины, разбитую фару...

... и только потом заглянул в траншею. И с укоризной покачал головой: - Ну, надо же было так напиться, чтобы белой ночью в траншею влететь!.. Хорошо еще если все живы... Ах, молодежь, молодежь!..

Он поднял глаза на онемевших от ужаса Клавку и Ривку и сказал уже совершенно другим тоном:

- А вы чего, потаскухи сраные, стоите?! Марш немедленно в машину, идиотки!..

 

Ранним утром у кооперативного гаража Арон в рабочем комбинезоне ремонтировал свой "Москвич" - выпрямлял бампер, облицовку, ставил новую фару.

Клиентов еще не было. Василий прибирал мастерскую, переговаривался с Ароном через открытое окно:

- Где это ты так шваркнулся, Арончик? - Где, где... Полгорода разрыто, фонари не горят... - А мы тебя с Марксеном ждем, ждем! Старик уж засыпать начал... - Ну и слава богу, сказал Арон. Васька, а Васька!.. Я чего сказать тебе хотел... Все-таки мы с тобой говнюки.

- Здрасте-пожалуйста! Это кто же тебе сказал? - Это я сам себе говорю. И тебе тоже, ответил Арон, не прерывая работу. - Со своей женой Ривкой - ты не хочешь иметь дела. И ты прав! Я - Клавку вычеркнул из своей жизни... Я тоже вроде прав... Но, Вась, ведь Клавка же тебе - младшая сестра!.. А Ривка - мне младшая сестра! А мы, старшие братья, как жлобы даже в голову не берем - ках они там? Чего у них?.. А они - женщины. Их любая шпана обидеть может. Вот я про что...

Василий насторожился, вышел из мастерской со шваброй в руке:

- Ты видел их?

- Еще чего! Это я так, вообще говорю... - Ты мне не вкручивай! - в панике закричал Василий. - Что с Клавой?!..

- А я откуда знаю?! - в свою очередь заорал на него Арон. - Твоя сестра - ты и поинтересуйся! Позвони - руки не отвалятся!..

Василий бросил швабру и побежал в мастерскую. Через несколько секунд послышался его тревожный голос:

- Клава? Клавочка!.. Здравствуй, маленькая моя! Это я - Вася!.. Арон улегся под машину - стал наживлять болты бампера...