Яхтинг в России



Владимир Кунин - "Иванов и Рабинович или Ай гоу ту Хайфа"
 


КАК СТАНОВЯТСЯ ХОЛОСТЯКАМИ



КАК СТАНОВЯТСЯ ХОЛОСТЯКАМИ

Распахнулась дверь шиномонтажной, и в мастерскую вошли председатель кооператива и пожилой старший лейтенант милиции.

- Ребята, это наш новый участковый уполномоченный, - сказал председатель. - Он с вами поговорить хочет.

- Значит, товарищи... Попрошу вас, товарищ Рабинович... - участковый безошибочно обратился к Арону. - И вас, товарищ Иванов, - он посмотрел на Василия. - Срочненько привезти мне ваши справки об освобождении из мест заключения.

- Рабинович - это я, - сказал Василий. - А я Иванов, - сказал Арон.

Участковый справился с недоумением и жестко проговорил: - Тем более, граждане. Справочки мне ваши сегодня же до семнадцати ноль-ноль.

- Ну, я свою привезу, а Васькина-то вам зачем? Он в гараже не числится, мне помогает, пока ОВИР не даст разрешения на выезд.

- Рабинович у нас не числится!.. - радостно сказал председатель. - У нас по штату вообще один шиномонтажник! Он, так сказать, по договоренности с Ивановым, с Ароном Моисеевичем...

- Короче! - прервал его участковый. - Обе справки чтоб у меня были. Кто из вас "Рабинович", а кто "Иванов" - мне без разницы. Я должен знать, что происходит на моем участке. Социализм - это учет!

 

Когда у дома Василия они вылезли из своего жуткого "Москвича", там уже стоял роскошный иностранный автомобиль.

- Какая тачка! - восхитился Арон.

- Поедешь с нами в Израиль, и у тебя будет такая же. - А пошел ты!.. При таких бабках, что мы сейчас с тобой зарабатываем - и здесь прожить можно. А там я пропаду.

Уже поднимаясь по лестнице, Василий говорил: - Не пропадешь... В Советском Союзе живут двести восемьдесят миллионов человек, а во всем мире - около пяти миллиардов. Значит, четыре миллиарда семьсот двадцать миллионов как-то ведь обходятся без Советского Союза? Не пропадают?

- Я здесь родился и вырос, упрямо сказал Арон. - Там ты хоть гарантирован, что тебе никто не скажет "жидовская морда"... - Вася открыл ключом свою дверь, из-за которой неслась громкая музыка, и нежно улыбнулся: - Тоскует моя лапочка.

Они с Ароном вошли в квартиру и захлопнули за собой дверь. Спустя мгновение музыка оборвалась, раздался чей-то сдавленный крик, грохот... Было слышно, как разлетелось что-то стеклянное, какое-то рычание, и мягкие удары, сопровождавшиеся треском чего-то ломающегося...

А потом с шумом распахнулась дверь и на лестничную площадку голыми были выброшены учитель иврита со своим иноземным другом. Вслед им полетели части их одежды.

На ходу натягивая штаны, они в ужасе бросились вниз по лестнице, и уже через секунду было слышно, как взревел мощным двигателем замечательный заграничный автомобиль, взвизгнул покрышками и умчался...

Вечером Арон привез Василия к себе. Еще из "Москвича" оба они увидели, как от дома отъезжает грузовик, набитый мебелью, холодильником, телевизором, торшером, гитарой и фикусом.

В широкой кабине рядом с шофером, с видом оскорбленной невинности, сидели Клавка со вздутой губой и Ривка с подбитым глазом.

Вася и Арон переглянулись и стали разгружать "Москвич". На свет божий появился потертый Васин чемоданчик, с которым он вышел еще из лагеря, две стопки книг, увязанные бельевой веревкой, и один-единственный костюм на "плечиках", в прозрачном пластиковом чехле.

На этом разгрузка и закончилась.

- "Была без радости любовь, разлука будет без печали... " - продекламировал Арон и поволок Васины вещи в свою квартиру.

 

В полупустой квартире (Клавка умудрилась вывезти из нее все, что возможно!) на кухне шла Большая Мужская Пьянка.

Две бутылки из-под водки были уже пустыми, одна наполовину опорожненная и две целехонькие ждали своей очереди...

- Чего им не хватало?! Чего?! - негромко и отчаянно восклицал Вася. - Вламывали мы, как папы Карлы!.. От полтинника до стольника каждый день в дом волокли! По пятьдесят колес за смену. Причем, заметь, Арончик, мы же были связаны двойными родственными узами...

- Чем?

- "Узами". Ну, связями!.. - Как это?

- Объясняю. Клавка была тебе кто? Жена? - Жена.

- А мне сестра. Твоя Ривка была мне кто? - Жена...

- А тебе сестра! Двойная повязка!!! Мало того!.. Ривка хочет за бугор - нет вопросов! Клавочка хочет оставаться здесь, - да бога ради! Все! Все для них!.. И на тебе! За что?! Почему?!

- Ну, бляди они, Вася! Бляди! А волка сколько не корми... Ты, кстати, закусывай. Дай-ка, я тебе хлебца намажу...

- Погоди! Давай выпьем. Мы с тобой лагеря прошли... На одних нарах, из одной миски баланду хлебали... Не обижайся, Арон, но твоя сестра Ривка оказалась курвой. Не обижайся...

- И ты, Василий, не обижайся. Я тебя жутко уважаю!.. Я за тебя в зоне мазу держал и на воле никогда не брошу. Но твоя сестра Клава тоже порядочная сука! Извини.

- А я тебя, знаешь, как уважаю?! Но с сегодняшнего дня у меня нет жены Ривки и сестры Клавки! Я от них отрекаюсь!!! У меня есть только ты, Арончик, и больше мне ни хера не нужно!..

- Дай я тебя поцелую, прослезился Арон. - Век свободы не видать! И у меня теперь нету никого - только ты, бесценный мой друг Вася, и забил я болт на все на свете!.. Пьем стоя!

Оба с трудом поднялись из-за стола, выпили и немножко поплакали друг у друга на плече.

- Все! - сказал Вася. - Все!.. Жизнь продолжается! Надо смотреть в завтрашний день!

- Правильно! - закричал Арон. - Завтра же я приведу пару отличных профурсеток и мы с тобой такое устроим!..

- Я имею в виду глобальный момент нашего существования. - Давай выпьем, - Арон открыл четвертую бутылку.

- Наливай. Хорош!.. - Вася поднял стопку. Теперь, Арон, когда тебя здесь больше ничего не удерживает, ты должен ехать со мной!

- Поехали, - с готовностью согласился Арон. - Шлепнем еще по стопарю и, поехали! Только переодеться надо...

- Ты не понял меня, Арон. Мы должны вместе уехать в Израиль. Арон выпил водку, неторопливо закусил и тяжело посмотрел на Василия: - Мне сорок семь, Вася...

- А мне сорок четыре! - прокричал Вася. - Я что? - Мне сорок семь, упрямо повторил Арон. - Но начинать все сначала без языка, без крыши, без денег...

- Язык - дело наживное. Квартирой и небольшими деньгами обеспечивают всех эмигрантов.

- Да, на кой мне хрен эти эмигрантские подачки?! Я всю жизнь вот этими руками!.. И никому никогда обязан не был!

- Не ори. Мы с тобой оформим "статус беженцев"... - Это еще что за хреновина?

- Ну, вроде мы пострадали от Советской власти. В тюрьме сидели... - Васька! У тебя совесть есть?! Ты вспомни за что сидели. Я рыло трем дуракам начистил, ты - в своем магазине стройматерьялов крутил как хотел. Какие мы "беженцы"? Чего ты мелешь, страдалец?!

- Я все понял. Ты хочешь дождаться еврейского погрома! - Еще посмотрим кто кого, - и Арон завязал узлом вилку. - Тогда чего же? Гражданской войны? Так она уже идет! В Армении, в Азербайджане! Узбеки турков режут, туркмены - русских, киргизы - узбеков!.. Завтра президенты наших республик не поделят кусок пирога и мы будем втянуты в кровавую мясорубку! Тебе обязательно находиться в гуще ИХ событий, идиот?! А может быть, тебе нужен новый Афганистан?!

- Что ты! Что ты?! Васька! Опомнись! - испугался Арон.

- Сегодня страна дает тебе шанс сделать ей ручкой и свалить. А завтра она перекроет границы и объявит, что во всем виноваты евреи, интеллигенты и частные предприниматели... Как же можно не использовать этот шанс? Даже без политики - просто так, из любопытства... Ты же дальше Сестрорецка в своей жизни ничего не видел!

- Почему? - обиделся Арон. - Я в семьдесят девятом был в Кисловодске. Мне от завода путевку давали...

- Тьфу ты, дубина стоеросовая! - сплюнул Василий. - Наливай, Арон Моисеевич Иванов! Наливай, наливай! Я про тебя все понял! Ты просто хочешь бросить меня!

- Я?! Я его хочу бросить! Это ты хочешь бросить меня здесь одного!!! Тебе, видишь ли, ехать присралось, а ты подумал, на что там жить?! Если бы прибыть туда сразу же упакованным, с бабками, я еще подумал бы! А ехать с протянутой рукой - хрен тебе в задницу, чтоб штаны не падали! Я себя не в дровах нашел!..

- Слава те, Господи! Раскололся!.. Приехать туда в поряде - есть сто тысяч способов!.. - обрадовался Василий.

- Знаю я эти способы, уголовная твоя морда! Здесь достать валютку и сесть по восемьдесят восьмой статье? Или на все наши трудовые бабки накупить бриллианты, а потом перед таможней запихивать их себе в жопу? Авось не заглянут! Да я лучше в сортире от стыда повешусь! Я же мужик, едрена вошь!..

- Люди везут иконы, произведения искусств, уже робко предложил Василий. - Мне говорили...

- Нассы и забудь! Это все контрабанда! А я уже свое отсидел и больше сидеть не собираюсь. И тебе не дам сесть! Хватит!

- А если я найду совершенно законный и легальный способ прибыть туда уже состоятельными людьми - поедешь со мной?

- Если без уголовщины, и если верняк - еду! Если нет - следите за рукой! - и Арон, ударив левой ладонью о локтевой сгиб правой руки, показал Василию здоровенный кулак. - Ну, чего смотришь? Наливай, Вася Рабинович!.. Наливай!






[an error occurred while processing this directive]